Лента новостей

Соцреклама

Отправьте SMS ДОБРО на номер 5541

В мире

НАШИ ЧИТАТЕЛИ

Free counters!

Рейтинг@Mail.ru Анализ сайта pub-ini.ru
Яндекс.Метрика
Поисковый анализ сайта

Deprecated: Methods with the same name as their class will not be constructors in a future version of PHP; plgContentJComments has a deprecated constructor in /home/a11414/www2/pub-ini.ru/plugins/content/jcomments/jcomments.php on line 25
Четверг, 20 декабря 2018 19:37

Большая пресс-конференция Владимира Путина

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Ежегодная пресс-конференция главы государства транслировалась в эфире телеканалов «Россия-1», «Россия-24», Первый канал, НТВ и радиостанций «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России».

Сурдоперевод осуществлялся в прямом эфире телеканала «Общественное телевидение России» (ОТР), а также на сайте ОТР (http://www.otr-online.ru/online/).

Хостбродкастер мероприятия – Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК).

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги, друзья!

Мы с вами начинаем нашу традиционную предновогоднюю встречу, назовём её пресс-конференцией.

Как водится в таких случаях, я займу буквально несколько секунд, чтобы сказать об итогах уходящего года. Об этом уже много сказано, но у меня последние данные, некоторые прямо сегодняшнего, позавчерашнего времени.

Итак. За десять месяцев текущего года ВВП вырос на 1,7 процента. Прогноз Минэкономразвития по году – 1,8 процента. Промышленное производство росло более быстрыми темпами. Если в прошлом году рост составил 2,1 процента, за январь–октябрь текущего года – 2,9, по итогам года прогнозируется 3 процента. При этом обрабатывающие отрасли производства растут чуть быстрее – 3,2 процента.

Полный фоторепортаж по ссылке

За три квартала инвестиции в основной капитал составили 4,1 процента. Растёт грузооборот и объёмы розничной торговли – плюс 2,6 процента. Повышение потребительского спроса, конечно, заметно. Это положительный фактор.

После длительного перерыва зафиксирован и незначительный, но всё-таки положительный тренд роста реальных располагаемых доходов населения. По последним данным, он составит 0,5 процента.

Надеюсь, что эта тенденция сохранится, поскольку растёт реальный уровень заработной платы. За первые десять месяцев текущего года это 7,4 процента, а по итогам года ожидается где-то 6,9, около семи.

Сохраняется приемлемая для нас инфляция, правда, за последнюю неделю она чуть-чуть подросла – на 0,5 процента, по-моему, – и поэтому мы выйдем за ориентир Центрального Банка в четыре процента, будет 4,1–4,2 [процента] – четыре с небольшим.

Сокращается безработица, что отрадно. Если в прошлом году она побила исторический минимум – была 5,2 процента, в этом году она будет ещё ниже – 4,8 процента.

Растёт профицит торгового баланса: в 2017 году, если вы помните, он составил где-то около 115 миллиардов долларов, а за три квартала текущего года – уже 157. По итогам года ожидается 190 миллиардов долларов.

Укрепляются наши финансы. Растут золотовалютные резервы – на семь с лишним процентов. В начале года они были 432 миллиарда, сейчас практически 464.

Профицит, впервые мы имеем профицит с 2011 года. Выйдем на профицитный федеральный бюджет в районе где-то 2,1 процента ВВП. Растёт Фонд национального благосостояния – примерно на 22 процента.

У нас средний годовой размер страховой пенсии по старости в 2017 году составил 13 677 рублей. По концу этого года будет 14 163.

И продолжительность чуть-чуть увеличилась: в 2017 году она составляла 72,7 года, в 2018-м будет 72,9 года.

Это в общих чертах, что хотел сказать в начале. Не будем терять времени, давайте перейдём к вашим вопросам и моим попыткам на них ответить.

Д.Песков: Итак, начинаем, сначала чуть-чуть с приоритетом для кремлёвского пула, который весь год работал во всех поездках, и за рубежом, и внутри России.

В.Путин: «Как не порадеть родному человечку». Давайте.

Д.Песков: ИТАР-ТАСС, государственное информационное агентство.

В.Романенкова: Спасибо.

Наверное, можно сказать, что 2018 год прошёл под знаком национальных проектов, новых национальных проектов, старт которым Вы дали майским указом и на которые планируется потратить баснословные деньги. Но некоторые эксперты, члены Госсовета, в Ялте недавно об этом говорилось, опасаются, что вообще реально выполнить эти нацпроекты, [сомневаются] в их целесообразности. Насколько хорошо проработаны критерии выполнения нацпроектов? Например, глава Счётной палаты говорит, что вообще невозможно оценить эффективность. У Вас есть что возразить?

В.Путин: Вы меня заставляете сказать несколько слов вообще о целесообразности, потому что Вы сказали: некоторые сомневаются в том, нужны ли они вообще.

Я уже говорил об этом много раз, хочу повторить. Нам нужен прорыв. Нам нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Вот это принципиальный вопрос, мы должны это понимать.

А как это сделать? Нужно концентрировать имеющиеся ресурсы, найти их и сконцентрировать на важнейших направлениях развития. А как организовать эту работу? Просто так раздать деньги, и всё?

Во-первых, их надо было найти. Мы занимались и формулированием задач, и поиском этих ресурсов в течение всего 2017 года, и Правительство, и Администрация напряжённо над этим работали. Поэтому, кстати, когда говорят: а вот там мало изменений в Правительстве, – это те люди в основном, основной, финансово-экономический блок, который работал над программой развития страны до 2024 года. Поэтому им и отвечать за то, что они напланировали. Но без этого невозможно.

Так как организовать работу? Просто так раздать деньги? 20,8 триллиона рублей – это только по нацпроектам запланировано, ещё 6,5 триллиона – отдельный план по развитию инфраструктуры. Естественно, их нужно сконцентрировать в каких-то прорывных документах. И можно как угодно назвать эти планы развития, их назвали «национальные проекты». Во всяком случае, это, ясно, поставленные цели. Без постановки целей, в какие бы конверты ни упаковать эти цели, невозможно добиться конечного результата. Поэтому и 12 национальных проектов было создано, и ещё план развития инфраструктуры. Напомню, по каким направлениям это будет развиваться.

Первое – это здравоохранение, образование, наука, человеческий капитал, без чего никакой прорыв вообще невозможен. И второе – это чисто производство, экономика. Всё связано с экономикой: и первая часть, а вторая напрямую – это цифровая экономика, развитие робототехники, и так далее, и так далее, и так далее. Я уже говорил об инфраструктуре.

Почему мы собирались в Ялте, в Крыму, и обсуждали с коллегами и из Правительства, и из регионов вопросы о том, как нам организовать эту работу? Потому что, действительно, есть вопросы, связанные с контролем над исполнением, и этот контроль должен быть действенным, а все наши мероприятия по надзору, так скажем, из федерального центра за тем, что происходит в регионах, должны быть реалистичными. И там есть проблемы, это правда. Но именно над этими проблемами мы сейчас и работаем. В чём фишка-то? Фишка в том, что деньги в основном федеральные, как правило, по всем программам, а значительная часть работы в регионах, и регионы должны быть настроены на эту конструктивную работу: не просто на повышение цен в связи с тем, что денег много, а на достижение конкретного результата, который люди почувствуют. Это первое.

Второе. Нужно понять: они-то справятся с этим или нет? Конечно, вопрос. И некоторые говорят: «Это невозможно». Но это говорят те, которые должны добиться результатов. Пусть они так не думают, а пусть работают над исполнением, а если чувствуют, что не в состоянии исполнить, пусть тогда освободят свои места для тех, которые полны оптимизма и готовы к этой работе. Я, честно говоря, их не вижу, кто не хочет и говорит, что это невозможно. Говорят люди, которые со стороны там что-то анализируют.

Но если не ставить амбициозных целей, не будет достигнуто вообще никаких. Поэтому я очень рассчитываю на консолидированную, хорошую работу, слаженную работу как федерального центра, так и регионов. Да, нужно кое-что скорректировать в показателях. Коллеги из регионов такие предложения сделали, и я очень рассчитываю на то, что Правительство их учтёт, скорректирует эти показатели конкретной работы, и она будет двигаться эффективно.

П.Зарубин: Павел Зарубин, телеканал «Россия». Добрый день!

Я хотел бы всё-таки развить тему, которая уже сейчас затронута. Многие эксперты по экономике, в том числе Кудрин, заявляют, что в реальности российская экономика вот уже десять лет растёт в среднем всего на один процент, и если это так, то это, по сути, топтание на месте, стагнация. Вы ставите задачу прорыва, рывка, но для этого, даже по самым минимальным оценкам, темпы роста должны быть как минимум в четыре-пять раз выше. В Правительстве обещают задачи выполнить, но там же, в Правительстве, признают, что в ближайшие несколько лет темпы роста ВВП не превысят даже двух процентов. В связи с этим возникают вопросы: так на чём основывается, на что опирается Правительство в своих прогнозах, в планировании своей деятельности? Возможен ли при таких вводных в принципе прорыв, о котором идёт речь, или экономика будет и дальше развиваться по принципу: заработали что-то на нефтяных излишках – отложили в сторону и истратили тогда, когда приспичило? И в целом Вы командой Медведева довольны? Спасибо.

Д.Песков: Дорогие друзья, я вас прошу, уважайте друг друга, задавайте только по одному вопросу.

В.Путин: Смотрите, рост экономики – один процент в год за определённый период времени. Но, во-первых, он был таким, когда Алексей Леонидович был вице-премьером российского Правительства, поэтому «нечего на зеркало пенять, коли рожа крива» – у нас так в народе говорят. Это первое.

Второе, так считать, механически, нельзя. Я с большим уважением отношусь к Алексею Леонидовичу, это мой товарищ, и он хороший специалист, я, как правило, прислушиваюсь к его рекомендациям, он надёжный специалист, хороший. Но, смотрите, с 2008-го по 2018 год рост экономики составил примерно 7,4 процента. Посчитать – да, получится процент с небольшим. Но давайте не будем забывать, как развивалась экономика. Были и более высокие темпы роста, были спады, связанные с мировым кризисом. В 2009 году после кризисных явлений в мировой экономике, не в нашей, мы не были причиной мирового финансового экономического кризиса 2008–2009 годов, он пришёл к нам извне, спад составил, по-моему, 7,8 процента. Потом потихоньку мы из этого вылезали в течение многих лет.

Потом в 2014–2015 годах ещё один кризис – обрушение цен на нефть, на основные виды наших экспортных товаров. Поэтому просто так, механически, считать нельзя.

Но, разумеется, ВВП страны, темп роста ВВП – один из главных показателей. Но нам с вами не обеспечить темпы роста ВВП, необходимые для этого прорыва, если не изменить структуру экономики. Именно на это и нацелены национальные проекты, и будут вкладываться такие огромные средства, о которых я уже сказал, для того чтобы изменить структуру, придать ей инновационный характер. На это Правительство и рассчитывает, на то, что, если это произойдёт, а к этому мы все должны стремиться, тогда и темпы роста увеличатся, появятся другие возможности для развития.

Но, кстати, Вы сказали, в ближайшие два года по 2 процента. Да, в ближайшие – 2019–2020 годы – по два, а с 2021-го Правительство уже планирует три, а потом и больше. Поэтому я очень рассчитываю, что всё это нам удастся сделать. Наверное, какие-то колебания возможны, но, повторяю, самое главное – нам нужно… Понимаете, нам что нужно сделать? Нам нужно войти в другую лигу экономик, и не только по объёмам. Я думаю, что занять пятое место по объёмам – это вполне по силам. Одно время мы и занимали пятое место по объёму экономики, по паритету покупательной способности, и мы сделаем это, я думаю. Но нам нужно в другую лигу войти по качеству экономики. Вот на это и нацелены наши национальные проекты.

П.Зарубин: Вы довольны в целом командой Медведева?

В.Путин: В целом да.

Вопрос: Добрый день!

Владимир Владимирович, у нас в Волгограде был прекрасный год – мы отмечали 75-летие Сталинградской битвы. Вы посчитали возможным, что это будет федеральный праздник, и мы, действительно, за это признательны, Вы к нам приезжали.

Мы прекрасно провели чемпионат мира, и наш регион действительно начал дышать, развиваться.

Многое ещё необходимо сделать. Про экономику, думаю, очень много будет сказано, но большие чаяния волгоградцев, большая просьба – в 1998 году у нас расформировано Качинское училище с огромной историей.

В 1910 году Царицынским указом оно было создано, мы им очень гордились, гордимся и хотим гордиться дальше, чтобы военные традиции не умирали. Просим Вас подумать об этом.

В.Путин: В каком году расформировано?

Реплика: В 1998-м, к сожалению. Краснознамённое, с огромной историей.

В.Путин: Смотрите, сейчас уже 2018-й, 20 лет назад, я не очень понимаю, что там осталось от этого легендарного училища.

Действительно, Вы правы, это легендарное училище. Но Министерство обороны Российской Федерации выстраивает подготовку кадров в зависимости от потребности Вооружённых Сил в этих кадрах.

Поэтому надо посмотреть, что там можно сделать для того, чтобы не только помнить, но, может быть, и оставшиеся элементы традиции не были утрачены. Я посмотрю обязательно, посоветуюсь с Минобороны.

М.Балюк: Владимир Владимирович, здравствуйте! Мария Балюк, агентство «Прайм».

Владимир Владимирович, бюджет в текущем и следующем году будет профицитным. Тем не менее с 1 января вступает в силу ряд решений, который может вызвать достаточно серьёзный рост стоимости обширного спектра товаров и услуг.

Например, рост НДС до 20 процентов, который уже спровоцировал в следующем году рост тарифов ЖКХ в два этапа, это введение налога на самозанятых в пилотных регионах. Скажите, пожалуйста, как это согласовывается с экономической политикой, которую проводит государство…

В.Путин: Тарифы ЖКХ – в два этапа, и ещё что Вы сказали?

М.Балюк: И, например, введение налога на самозанятых в пилотных регионах.

И не является ли такой объём нововведений слишком большой нагрузкой на россиян и экономику?

В.Путин: Вы сказали про профицит.

Да, действительно, это хороший показатель работы экономического блока Правительства. У нас впервые, как я уже сказал во вступительном слове, с 2011 года профицитный бюджет – 2,1 процента. И это хорошо.

Но мы не должны забывать, что мы как нефтедобывающая страна и страна, которая имеет основные доходы от продажи нефти и газа, у нас есть ещё и так называемый ненефтегазовый дефицит. То есть это то, что получается страной не от продаж нефти и газа.

И напомню, что в 2009 году он составлял, по-моему, в районе 13 процентов. Это очень много. В начале 2000-х он был где-то три, а потом, в результате экономического мирового кризиса, – хочу подчеркнуть, – мы вынуждены были тратить нефтедоллары для того, чтобы исполнить свои социальные обязательства перед людьми, выдержать планы строительства Вооружённых Сил, и тратили нефтедоллары.

И у нас ненефтегазовый дефицит вырос до двузначной величины, по-моему, почти 13 процентов. И это очень серьёзно для нашей экономики. Сейчас мы его сократили до 6,6 процента, а в следующем году он должен быть уже шесть процентов и так держаться в течение нескольких лет.

Это очень важный показатель устойчивости экономики Российской Федерации. Так вот, повышение НДС в том числе связано с необходимостью удержать этот показатель ненефтегазового дефицита. Это первое обстоятельство.

Второе. Во многих странах 20 и даже больше процентов НДС. У нас тоже он был выше, мы понизили, а потом вернулись сейчас к 20.

Но так называемая эффективная ставка НДС на самом деле в целом в экономике будет меньше, чем 20 процентов, потому что мы сохранили практически все льготы: льготы по производству лекарств, льготы по производству детских товаров и так далее, и для IT-компаний много всяких льгот сохранено. Поэтому эффективная ставка будет меньше.

Наконец, всё-таки рассчитываю на то, что это будет разовое явление, и даже небольшой рост, может быть, цен, инфляции в начале года пройдёт, и затем всё-таки она будет снижаться.

Но и Центральный банк принимает определённые действия и решения для того, чтобы предотвратить этот рост и инфляцию. Вот совсем недавно, например, приняли решение о поднятии ставок на 0,25 процента.

Здесь есть и плюсы, и минусы, но делается это в том числе для того, чтобы избежать роста инфляции и цен. Поэтому в целом я считаю, что решение правильное, сбалансированное, это, конечно, даёт плюс дополнительные доходы бюджета и возможности реализовать наши планы развития в рамках национальных проектов.

Что касается роста тарифов ЖКХ, он в среднем за последние годы составлял примерно четыре процента. Действительно, в следующем году это будет проводиться в два этапа: первый этап – по-моему, 1,7, а потом, по-моему, 2,4. Но в целом получается всё же 4,1.

Почему в два этапа – потому что в связи с ростом НДС всё-таки ожидается какой-то рост услуг и товаров, связанный с необходимостью нормального функционирования системы ЖКХ.

Поэтому, чтобы не подсадить эти организации, и в конечном итоге в интересах граждан это делается, принято решение сделать это в два этапа. Но общий объём не должен превышать 4,1.

По отдельным решениям Правительства, если это действительно где-то очень нужно, в регионах, где уже довели до такого состояния, что требуется большее повышение, но это должно быть в порядке исключения и по согласованию с Правительством Российской Федерации.

Е.Гагарина: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Меня зовут Екатерина Гагарина. Я представляю телеканал «Россия» в Новосибирске.

Значимость проекта «Академгородок 2.0», который Вы поддержали во время визита в Новосибирск, очевидна не только сибирским учёным – это проект уникальный для всей страны.

Но за технологической составляющей этого проекта стоит и ряд задач не меньшего масштаба. Это строительство жилья, это дороги, детские сады, школы. И вопрос наш заключается в том, не разобьются ли наши научные амбиции о быт, будет ли где жить учёным?

В.Путин: Не хотелось бы.

Я понимаю, что это очень важная составляющая всего этого процесса. Мы с руководителем региона, конечно, будем над этим работать. Когда я был в Новосибирске, мы об этом тоже говорили с коллегами.

Первая задача федерального центра – это выполнить свои обязательства, связанные с установками, которые дают возможность развития Академгородку, которые дают возможности, кстати говоря, и деньги зарабатывать на этих высоких технологиях. А за этим и социалка потянется.

Но если нужно будет дополнительно что-то сделать для решения социальных вопросов учёных, конечно, будем стараться это делать. Кстати говоря, ипотека растёт у нас последнее время, будем её поддерживать тоже. Большими темпами, кстати говоря, для всех. Свыше 20 процентов рост ипотечного кредитования.

Но, конечно, для Академгородка будем думать. Если такая острая потребность есть в помощи из федерального центра, обсудим.

С.Маров: Владимир Владимирович, здравствуйте! Сергей Маров, Вологодская область, газета «Звезда». Вопрос от частного к общему.

Приведу один простой пример. Рядом с нашей редакцией, совсем недалеко, находится предприятие, которое в течение девяти лет…

В.Путин: Предприятие?

С.Маров: Предприятие.

Титаническими усилиями в течение девяти лет выстраивало технологическую цепочку по полной переработке льна. Представьте себе…

В.Путин: Извините, пожалуйста, по полной переработке?

С.Маров: Льна.

В.Путин: Да, понятно.

С.Маров: Посадить семечко и на выходе получить готовую одежду. Они это сделали.

Казалось бы, посыл промышленников понятен. В то же время, когда я ехал на эту конференцию, проводил серьёзные консультации с теми, кто там работает, и они говорят: «Последний научно-исследовательский институт, который занимается разработками в области льна, находится в состоянии ликвидации».

Ликвидируется последний институт по подготовке высших кадров для льноводства, то есть совершенно разночтения в посылах со стороны промышленников, которые реализуют, и со стороны государства, которое должно поддерживать эти сферы.

В связи с этим у меня вопрос. Владимир Владимирович, как Вы оцениваете состояние нынешней промышленности и темпы её роста? Считаете ли на данном этапе поддержку отечественного производителя достаточной?

В.Путин: Честно говоря, не знаю по проблемам этого института по льну, но вообще это, действительно, традиционный вид производства в России – лён. Это всегда было нашей фишкой, это было нашей гордостью. Я посмотрю, что там происходит.

Как обычно, проблема сложнее, чем смотрится со стороны. Не знаю просто, что там происходит с этим институтом, хотя, конечно, льнопроизводство, повторяю, это всегда было гордостью России, и если он нужен для промышленности, можно его сохранить, то надо посмотреть, как это сделать. Обещаю Вам, что посмотрю на это.

Теперь по поводу промышленности. Я уже сказал, что промышленный рост в целом выше, чем рост ВВП, – три процента, перерабатывающая промышленность демонстрирует 3,2 процента. В целом это хорошие показатели.

Что касается лёгкой промышленности – она развивается ещё быстрее. Производство продуктов питания выросло за десять месяцев текущего года на 13 процентов, что, кстати, подтверждают цифры, связанные с потреблением, которое увеличивается в целом. А что касается одежды, обуви, рост – девять процентов, это очень хороший показатель.

А теперь по поводу поддержки, достаточна она или нет? Недостаточна. Именно поэтому мы и наметили целый ряд программ, связанных с поддержкой отдельных отраслей производства. И в целом до 2024 года она составит 1 триллион 376 миллиардов рублей, причём по отраслям, это касается и лёгкой промышленности, касается авиации, это касается ОПК, это касается других отраслей.

У нас по основным отраслям отработаны отдельные программы. На следующий год на эти цели будет направлено 450 миллиардов рублей, через год – 450–470. Вот такие показатели, такие цифры. Общий объём – 1376 миллиардов рублей.

А.Верницкий: Владимир Владимирович, в нашем советском детстве все мы очень боялись ядерной войны. Помните, даже песни такие были: «Солнечному миру – да, да, да! Ядерному взрыву – нет, нет, нет!»

В.Путин: А сейчас не боитесь?

А.Верницкий: Прошло четыре десятка лет, и крупные издания по обе стороны океана начинают печатать уже сценарий обмена ядерными ударами между Россией и США. На бытовом уровне всё чаще звучит, на кухнях, слово «война».

Как Вы, Президент, можете успокоить и моего маленького сына, который так же, как и я, теперь боится ядерной войны, меня и всех нас, какими действиями, словами?

В.Путин: Вы знаете, думаю, что Вы правы.

Я сейчас подумал, как-то это всё – опасность подобного развития событий в мире – затушёвывается, уходит. Это кажется невозможным или чем-то уже не таким важным. А между тем, если, не дай бог, что-то подобное возникнет, это может привести к гибели всей цивилизации, может быть, и планеты.

Поэтому вопросы серьёзные, и очень жаль, что такая тенденция недооценки имеет место быть и даже нарастает. Есть и особенности сегодняшнего дня, есть опасности. В чём они заключаются?

Первое, это развал. По сути, мы наблюдём сейчас развал международной системы сдерживания вооружений, гонки вооружений. После выхода Соединённых Штатов из Договора по противоракетной обороне, который, я уже тысячу раз об этом сказал, тем не менее являлся краеугольным камнем в сфере нераспространения ядерного оружия и сдерживания гонки вооружений. После этого мы вынуждены ответить созданием новых систем оружия по преодолению этих систем ПРО.

 Теперь мы слышим, что Россия получила преимущество. Да, это правда. Таких систем оружия пока в мире нет. Они будут у ведущих держав, но пока нет. В этом смысле есть определённые преимущества. Но в целом в стратегическом балансе это просто элемент сдерживания и уравнивания паритетов. Это сохранение паритета, не более того.

Сейчас делают ещё один шаг – выходят из Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Что будет с этим? Очень трудно себе представить, как будет развиваться ситуация дальше. А если эти ракеты появятся в Европе, что нам делать?

Конечно, надо будет обеспечить свою безопасность какими-то шагами. Пусть потом не пищат по поводу того, что мы добиваемся каких-то преимуществ. Мы не преимуществ добиваемся, а баланс сохраняем и обеспечиваем свою безопасность.

То же самое по Договору СНВ-III, в 2021 году он заканчивает существование. Никаких переговоров пока не ведётся по этому вопросу. Неинтересно, не нужно – ладно, мы проживём.

Мы свою безопасность обеспечим. Мы знаем, как это сделать. Но в целом для человечества это очень плохо, потому что это подводит нас к очень опасной черте.

И наконец, есть ещё одно обстоятельство, на которое не могу не обратить внимание. Существует тенденция понижения порога применения. Есть идеи создать ядерные заряды малой мощности, и это уже не глобальное, а тактическое применение. Такие идеи звучат от некоторых аналитиков на Западе, что ничего страшного, можно и применить. Но снижение порога может привести к глобальной ядерной катастрофе. Это – одна опасность сегодняшнего дня.

Вторая – применение баллистических ракет в неядерном исполнении. Правда, американские партнёры вроде бы от этого отказались, но сама идея существует. А что это значит?

Баллистическая ракета стартовала – в ядерном, неядерном исполнении. Система СПРН (система предупреждения о ракетном нападении) фиксирует старт, место старта и через несколько секунд определяет траекторию полёта и возможную территорию падения головных частей. Это всё на грани возможной ошибки, это ужасно, до этого нельзя доводить. Тем не менее такая идея использования баллистических ракет в неядерном исполнении существует.

Ну, из Мирового океана стрельнула подводная лодка баллистической ракетой, да хрен её знает, она в ядерном или неядерном, пойди там разберись. Это же очень опасная вещь. И всё это муссируется, обсуждается, и это опасно.

Но я исхожу из того, что у человечества хватит здравого смысла и чувства самосохранения, для того чтобы не доводить до крайности.

Д.Песков: Давайте мы пойдём в этот сектор. Вот я вижу украинский флаг, второй ряд.

В.Путин: Нет, вот это Вы у нас всё время присутствуете, Вы, по-моему, с Украины?

Д.Песков: Да, это наш коллега с Украины.

В.Путин: Да, мои коллеги мне говорили, лучше не давать ему слово, потому что он скандал устроит. Вы хотите скандал устроить, нет?

Пожалуйста, давайте.

Е.Созаев-Гурьев: Егор Созаев-Гурьев, «Известия». Вопрос про инцидент в Керченском проливе.

В.Путин: «Известия» же не с Украины?

Е.Созаев-Гурьев: Мой вопрос про Украину.

В.Путин: Ну давайте, ладно.

Е.Созаев-Гурьев: Прецедент в Керченском проливе. Интересна судьба захваченных украинских военных, что с ними дальше будет. Вам не кажется, что в принципе эта провокация удалась?

И не могу не спросить про задержанных и даже заключённых гражданах России в США – имеется в виду Бутина, Ярошенко. Как Россия может защитить их права? И, может, посмотреть на наших китайских партнёров? Вот в Канаде китайского гражданина задержали из Huawei, они задержали канадских граждан в ответ. Может, опыт?

В.Путин: Здесь я бы Ваш вопрос разделил. Вы сказали: «Не считаете ли Вы, что провокация удалась?» То есть первое: констатируем, что это была провокация, и Вы с этим согласны. Это вот уже правильно.

Теперь, удалась или не удалась. Мне кажется, что провокации вообще всегда плохи. Провокация рассчитана на обострение ситуации. Зачем нужно нашим украинским партнёрам такое развитие событий? Понятно, там выборы, и нужно обострять для того, чтобы поднять рейтинг одного из претендентов на пост Президента, я имею в виду действующего Президента, действующей власти. Ну, это плохо, это в конечном итоге во вред интересам своего народа и своего государства. Хотя можно без всяких провокаций двигаться спокойно, как и было до сих пор.

Удалась она или не удалась – с точки зрения повышения рейтинга – может быть. Потому что рейтинг у Петра Алексеевича вроде подрос немножко, он теперь с пятой позиции переместился где-то на вторую-третью, там колебания, по-моему, происходят в районе 12 процентов. У Юлии Владимировны, по-моему, 20 и больше, уже 20 с лишним, а все остальные, Зеленский, по-моему, потом Бойко и Порошенко, у них в районе 12 процентов. В этом смысле – да, он, наверное, свою задачу выполнил. За счёт интересов страны, я считаю. Это плохой способ поднятия рейтинга.

Ну а что касается будущего украинских военнослужащих, их послали и рассчитывали, что кто-то из них погибнет на самом деле. И большое недовольство, я вижу, в правящих кругах вызвало то обстоятельство, что никто не погиб. Рассчитывали, что кто-то из них погибнет. Но, слава богу, этого не случилось. Идёт следствие. После уголовного разбирательства будет ясно, что с ними дальше делать.

Всё-таки я попрошу дать микрофон коллеге с Украины.

Р.Цимбалюк: Спасибо. Скандала не будет, как и не было.

В.Путин: Ну, слава богу. Уже хорошо.

Р.Цимбалюк: Владимир Владимирович, я хотел спросить: а сколько Вы тратите денег на оккупированный Донбасс? Там же нищета под Вашим руководством, а люди превратились в рабов России, если называть вещи своими именами. Вот Вы боитесь ядерной войны и одновременно к войне с НАТО готовитесь, а, по сути, стреляете в граждан Украины. Это же Вы как Верховный Главнокомандующий отдали приказ стрелять по морякам. И вот у меня вопрос: каковы условия обмена?

И если можно, по выборам. Вы говорите, рейтинги анализируете.

В.Путин: Секундочку. Условия обмена?

Р.Цимбалюк: Условия обмена украинских политзаключённых и украинских военнослужащих. Вам же нужны граждане России или нет?

И если можно, по выборам. Вы анализируете постоянно рейтинги, и складывается впечатление, что Вы…

В.Путин: Я не анализирую, я смотрю на них. Вы же их печатаете.

Р.Цимбалюк: …вмешиваетесь тем самым в избирательный процесс, как когда-то делали в Соединённых Штатах. Не кажется ли Вам, что может так получиться, что прямого диалога между президентами Украины и России не будет до того момента, пока Вы не поменяете место работы.

Спасибо.

В.Путин: По поводу страданий людей, которые живут на Донбассе. Вы же гражданин Украины. И Вы считаете этих людей, живущих на этой территории, гражданами своей страны. Скажите, пожалуйста, кто установил блокаду между Донбассом и остальной частью Украины? Разве Россия это сделала? Это сделали украинские власти: ввели сплошную экономическую блокаду территории, которую они считают своей. И они стреляют по этим гражданам, которых считают своими гражданами. Там каждый день почти люди гибнут, мирные причём. Мирные.

Мы действительно оказываем гуманитарную и другую помощь и поддержку людям, которые проживают на этой территории. Но только для того, чтобы их окончательно там не раздавили, не съели и не порвали, и будем это делать дальше. Потому что попытки решить вопросы политического характера с помощью силы, а мы видим это на протяжении нескольких лет со стороны сегодняшней киевской власти, это происходит до сих пор, – обречены на провал. Вот это надо понять.

Теперь по поводу того, как урегулировать отношения и кто останется у власти, кто не останется. Дело не в персоналиях, дело в отношении к людям. Мы хотим, чтобы на всей территории Украины, в том числе и на Донбассе, был мир и процветание. Мы заинтересованы в этом, потому что Украина остаётся одним из наших крупнейших торгово-экономических партнёров.

Торговый оборот между Украиной и Россией, несмотря на все усилия сегодняшних киевских властей, растёт, в том числе вырос за уходящий год, в текущем году он тоже вырос. Это не странно? Нет, не странно, потому что это естественные связи. И эти естественные связи когда-нибудь всё-таки дадут о себе знать. Но пока в киевских коридорах власти находятся русофобы, не понимающие, в чём, собственно говоря, интерес своего собственного народа, такая ненормальная ситуация будет продолжаться. Вне зависимости от того, кто находится у власти в Кремле.

Обменом мы занимались, всё время занимались. Господин Медведчук, по поручению Порошенко, кстати говоря, он это делал, постоянно этим занимается. И недавно совсем тоже приезжал в Москву и ставил вопрос об освобождении украинских военных, задержанных в Керченском проливе, точнее, в Чёрном море. Да, и Медведчук ставил этот вопрос. Но, я уже сказал, эти вопросы можно будет решать после завершения уголовного дела.

М.Баулина: Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, господин Президент! Маргарита Баулина, вестник «Семья. Общество. Традиции».

Дело в том, что два года назад инициативная группа нашего издания приняла участие в социальном проекте. Мы стали разрабатывать проект по возведению крытого футбольного поля для детей из неблагополучных семей, а также для детей из детских домов.

Два года мы обиваем пороги комитетов, пишем письма, встречаемся, и два года мы натыкаемся на полное безразличие. Не в обиду коллегам из других сфер, но нас воспринимают как обычный магазинчик цветов или заправку, никаким образом не реагируя на то, что мы пытаемся государству помочь выполнять его же функции и важную миссию.

В.Путин: Не понял, что вы пытаетесь сделать?

М.Баулина: Мы пытаемся открыть футбольное крытое поле для детей из неблагополучных семей, а также для детей из детских домов, то есть предоставить им возможность совершенно безвозмездно реализовывать себя не на улицах каким-то вредным для них способом, а максимально реализоваться как личность.

В.Путин: У вас неправительственная некоммерческая организация создана или что?

М.Баулина: У нас ООО, пока что ООО на базе нашего издания.

В.Путин: То есть у вас всё-таки коммерческая организация?

М.Баулина: На данный момент – да, потому что мы не можем найти пути, каким образом нам реализовать наш проект.

В.Путин: С кем вы пытаетесь решить этот вопрос?

М.Баулина: Этот вопрос мы пытаемся решить с несколькими комитетами нашего города, начиная от имущественного комитета, комитета по спорту, по молодёжи и социальной политике. И каждый раз мы направляемся от одного комитета к другому, согласно письмам, и на встречи, туда и обратно.

В.Путин: Сколько стоит ваш проект?

М.Баулина: На данный момент 11 миллионов.

В.Путин: Ещё раз, какой город?

М.Баулина: Санкт-Петербург.

В.Путин: Я поговорю с исполняющим обязанности. Уверен, вопрос будет решён.

М.Баулина: Большое Вам спасибо.

В.Путин: Уверен.

К.Голованова: С Днём контрразведки, Владимир Владимирович! Сегодня праздник.

В.Путин: Спасибо, Вас тоже. Я чувствую, Вы тоже недалеко здесь…

У нас в разведке, в контрразведке и в информационной работе одно и то же. По сути, это одна и та же работа – это информация: вы занимаетесь информацией, и спецслужбы тоже занимаются информацией.

К.Голованова: В последнее время наше общество, в основном молодёжная его часть, столкнулась со странными действиями властей, которые, как мне кажется, провоцируют какие-то ненужные конфликты. Это, например, ситуация со словом, которое Вы уже знаете, с рэперами. Их прессуют, разгон концертов.

В.Путин: Вы сомневаетесь в моих способностях…

К.Голованова: Нет.

В.Путин: «Слово, которое Вы теперь знаете». Ну, я и раньше знал.

К.Голованова: Ну, чаще употребляете.

В.Путин: У меня в числе моих доверенных лиц тоже рэперы были. Тимати. Ну а как же? Вот он весь расписанный такой парень. Кстати говоря, замечательный человек и артист прекрасный.

К.Голованова: Вы сказали на Совете по культуре: «Если не можешь противостоять какому-то движению, надо его возглавить». Скажите, пожалуйста, зачем нужно вообще государству в эту ситуацию вмешиваться? Может быть, оставить уже в покое? Зачем их разгоняли? Вообще, кому это было нужно? Ну, поют они с матерком – путь будет так.

И второй момент, наверное, более серьёзный, но тоже затрагивающий, в общем-то, молодёжь. Сейчас все встревожены законодательной инициативой о том, чтобы за негативные высказывания о государстве, власти, обществе ввести ответственность, вернее, ужесточить эту ответственность. Это, опять же, ударит прежде всего по молодёжи, которая сидит в соцсетях. Вот такими действиями вы не боитесь молодёжь потерять?

В.Путин: Что касается потери или, наоборот, приобретения какого-то авторитета у молодёжи.

Вы знаете, когда мне говорят о молодёжи, я всё время вспоминаю некоторые трагические и героические страницы нашей современной истории. Ну, давайте вспомним роту десантников – 96 человек, парней (19–20 лет), которые прямо чуть ли не со школьной скамьи оказались в Вооружённых Силах, 96 человек против двух тысяч. В живых осталось шесть. Почти трое суток бой шёл, несколько раз переходил в рукопашную, дрались лопатами и ножами. Вот герои, вот молодёжь, 19–20 лет ребята. (Аплодисменты.)

А если взять волонтёров. Их тысячи, просто тысячи. На чемпионате мира, по-моему, работало 35 тысяч волонтёров. А ребята, которые занимаются поисковой деятельностью? Тысячи тоже. Все же молодые люди.

И у нас вот этот слой, не прослойка, именно слой, он колоссальной глубины. И это всё молодёжь, это опора сегодняшнего дня и будущего России. А есть и молодые учёные, и талантливые артисты, и музыканты. Среди них и рэперы.

Что касается ответственности за поругание флага, других символов государства, практически во всех странах это есть. Нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые нужно соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете.

Чем отличается поведение в интернете от того, что за границами интернета? Это тоже общество, тем более интернет проник во все сферы нашей жизни. Поэтому ничего здесь особенного я не вижу.

А по поводу задержания этих рэперов, я с Вами согласен. Это ни к чему, это результат, обратный ожидаемому, ничего хорошего в этом нет. Правда, так же как и ничего хорошего нет в том, чтобы, как Вы сказали: «Они там поют с матерком, ну и пусть».

Я недавно, вы видели, был на юбилее Темирканова, ему 80 лет исполнилось. Он сказал, в общем, обычную вещь, но всё-таки правильную: «Искусство существует не для того, чтобы потакать низменным мотивам, низменным интересам и низкому профилю культуры. Сама культура существует для того, чтобы поднимать этот уровень».

Конечно, за это нельзя хватать, не пущать и наказывать. Это неверно. Но есть другие вещи. Например, помните, оказывается, транслировали, это было в прямом эфире, и я своему собеседнику сказал: «Давайте сейчас будем все здесь ругаться, на Совете по культуре». Все засмеялись. Почему? В голову никому не приходит это делать. Почему мы должны потакать? Потакать нельзя точно.

Но есть и другие элементы. Скажем, пропаганда наркотиков. Зачем нам нужно, чтобы наша молодёжь употребляла наркотики, зачем нам потворствовать пропаганде употребления наркотиков? Это деградация общества, деградация молодых людей, деградация нации.

Мы что, хотим деградировать, что ли? Кто-то хочет пропагандировать наркотики, пусть пропагандирует. Мы не должны этого делать, и поощрять это ни в коем случае нельзя, и смотреть на это безучастно тоже нельзя. Другое дело, что нужно противодействовать по-другому этим тенденциям.

Или у нас стало модным как-то пропагандировать суицид среди молодёжи. Ну и что, пойдём сейчас все и повесимся, что ли? Чур я не первый, вы тогда первые будете. Не хочется ведь, правильно? Нельзя допустить это в молодёжной среде. Я и сказал, нужно тогда возглавить.

Это не значит, что схватить, не пускать, таскать, «делайте, как я». Нет, это не авиация. Здесь по-другому нужно действовать. Есть ли такие средства или нет? Есть, конечно. Нужно аккуратно, спокойно выстраивать, убеждать в большей привлекательности других ценностей. Но грубо запрещать нельзя, я с Вами согласен.

Д.Песков: Может быть, помимо украинских СМИ есть представители и из других стран? Наши японские товарищи, «Киодо Цусин», пожалуйста, в середине этого центрального сектора. Будьте любезны, передайте микрофон.

Х.Сугидзаки: Здравствуйте, Владимир Владимирович.

В.Путин: Здравствуйте.

Х.Сугидзаки: Хирофуми Сугидзаки, Япония, «Киодо Цусин».

Мой вопрос, естественно, к сожалению, касается нашего мирного договора, к которому, я так понимаю, мы с вами стремимся. После встречи в Сингапуре, где Вы с господином Абэ договорились ускорять процессы переговоров на основе Советско-японской декларации 1956 года, наша общественность обеспокоена только тем, сколько мы получим островов. Ноль, два, три, четыре – не знаем. С другой стороны, я так понимаю, россияне тоже в недоумении. В основном это так: «Зачем нам отдавать?» К нам обращаются самые разные люди даже с угрозой: «Не дадим и пяди земли». И так далее. Речь идёт о территориальном размежевании, которое нам необходимо сделать. Но если наш новый договор, мирный договор ограничится только этим – территориальным размежеванием, этого будет мало и неинтересно, и народы наши, общественность будут понимать. Как Вы думаете, какую новую идею, какие моменты вложить для того, чтобы продвинуть наши отношения на новый, качественно новый уровень?

И разрешите, в связи с этим я не могу не задать вопрос. В последнее время российская сторона, в том числе Вы сами затрагиваете вопросы безопасности. Речь идёт конкретно о размещении американского ПРО в Японии и потенциальном размещении американских войск и военной инфраструктуры в случае передачи островов Японии. У нас идут на уровне экспертов переговоры, но, поскольку речь идёт об обороне, Япония почти полностью зависима от США. Считаете ли Вы, что эти вопросы можно решить на двусторонней основе, или придётся Вам впрямую с США? Спасибо большое.

В.Путин: Давайте, чтобы не забыть, чем Вы закончили. Вопросы безопасности крайне важны, в том числе при заключении мирного договора. Вы сказали о размещении американской военной инфраструктуры в Японии, но она уже там есть, на Окинаве крупнейшая американская база уже давно существует, десятилетия уже, мы знаем.

Теперь по поводу возможности Японии принимать участие в этих решениях. Для нас это непонятная, закрытая часть. Мы не понимаем уровня суверенитета Японии при принятии решений подобного рода. Вам лучше, чем всем остальным коллегам, известно, я тоже в курсе, что губернатор Окинавы против некоторых решений, связанных с укреплением базы и её расширением. Он против, но ничего сделать с этим не может. И люди, которые там проживают, – против.

Далеко ходить не нужно, это все опросы показывают, люди на улицу выходят, требуют вывода этой базы. И, во всяком случае, они против того, чтобы укреплять военно-воздушную составляющую американских вооружённых сил, связанных с тем, что там уже есть. Существуют планы укрепления и развития. Все против, но это происходит.

Что будет происходить после заключения мирного договора, мы не знаем. Но без ответа на этот вопрос нам очень трудно будет принимать какие-либо кардинальные решения. И, конечно, нас беспокоят планы размещения систем противоракетной обороны. Я много раз говорил США, могу ещё раз повторить: мы не считаем, что это оборонительное оружие, это часть американского стратегического ядерного потенциала, вынесенного на периферию. И эти системы работают синхронно, в комплексе с ударными комплексами. Поэтому здесь у нас иллюзий нет никаких, мы это всё понимаем. Но, понимая всё это, тем не менее стремимся и искренне будем стремиться дальше к заключению мирного договора с Японией, потому что я убеждён, и эту убеждённость со мной разделяет Премьер-министр Абэ, сегодняшнее состояние не является нормальным. И Япония, и Россия заинтересованы в полном урегулировании наших отношений, и не только потому, что нам чего-то от Японии нужно с точки зрения экономики. Она у нас более-менее развивается.

Вот сейчас только, мне сегодня утром Министр экономического развития Орешкин докладывал о результатах своей поездки в Японию. Движение вперёд есть, в том числе договорились даже о поставках, об открытии японского рынка для мясной российской продукции, в том числе для мяса птицы. Есть и другие подвижки вперёд. Поэтому оно двигается всё равно и будет двигаться, жизнь заставит. Но нормализация в общем для нас крайне важна, и для России, и для Японии. Процесс сложный, мы готовы вместе с коллегами двигаться по этому пути.

Д.Песков: Спасибо. Вы знаете, только что пришла новость, что британский медиарегулятор Ofcom признал RT виновным в нарушении правил вещания и рассматривает возможность введения санкций. Я видел где-то здесь RT. Давайте, вот первоисточник.

В.Путин: Пожалуйста.

И.Петренко: Дмитрий Сергеевич, спасибо.

Добрый день. Меня зовут Илья Петренко, телеканал Russia Today, как Вы сказали уже.

Но у меня вопрос не об этом. Для начала я хотел бы спросить о недавнем решении о том, чтобы облегчить процедуру получения российского гражданства для украинцев. Наш канал часто занимался этой темой и проблемой с бюрократией. Безусловно, это важный шаг, но я хотел бы попросить Вас уточнить чисто с политической точки зрения, в чём логика. И если это так необходимо и это просто для помощи гражданам на востоке Украины, почему нельзя было это сделать раньше. Не боитесь ли Вы, что бюрократия сохранится и теперь просто придётся бумажки перекладывать не по правую руку, а по левую.

И ещё коротко я бы вернулся к вопросу коллеги из газеты «Известия». Существует скандал со Скрипалями и реакция Запада на него, существует убийство господина Хашогги, журналиста саудовского, – совершенно другая реакция. Есть аресты Кирилла Вышинского, Марии Бутиной, есть арест финансового директора компании «Хуавей». И Дональд Трамп открыто говорит о том, что она является разменной монетой и в торговой войне. Мой коллега спрашивал: можем ли мы увидеть такую практику в России, когда иностранные граждане будут задерживаться по надуманным предлогам, для того чтобы, например, их на кого-то обменять? Спасибо.

В.Путин: Ну, начнём с последней части Вашего вопроса. Я не хочу комментировать, что происходит в американо-китайских отношениях: кто, кого, за что задерживал, в ответ на какие действия и так далее. Это очень тонкая сфера, и мы здесь не будем действовать по принципам, изложенным в Кодексе царя Хаммурапи. Это принцип талиона называется, у нас это звучит: «Око за око, зуб за зуб». Здесь нужно действовать очень аккуратно и исходить нужно из реалий. Если есть какие-то люди, которые нарушают российские законы, вне зависимости от их национальной и государственной принадлежности, мы будем на это реагировать, но не будем хватать ни в чём не повинных людей только для того, чтобы их на кого-то менять.

А что касается судьбы наших граждан, то, безусловно, она нам небезразлична – то, что там вот эту Бутину заставляют в чём-то признаться. Я не понимаю, в чём там она может признаться, потому что она никаких заданий государства, государственных органов России не выполняла. Это я вам ответственно заявляю. Чего бы там она ни говорила даже сама под влиянием угроз отсидки 12–15 лет. Понятно, что она и её адвокат борются за то, чтобы выйти из тюрьмы. Не понимаю, за что её засадили туда, в эту тюрьму. Просто нет оснований. Но надо же как-то всем спасти лицо, выйти из этой ситуации. Прежде всего, конечно, я говорю об американской юстиции. Чем закончится – посмотрим. Нам не безразлично, мы будем за этим следить, отслеживать и соответствующим образом оказывать им поддержку.

Теперь по поводу Скрипалей и Хашогги. Мне здесь даже комментировать нечего. Хашогги убит, это очевидно, все это признали. Скрипаль, слава богу, жив. Тем не менее в отношении России там куча санкций. Не переставая, до сих пор об этом говорят. А во втором случае – тишина полная. Это политизированный русофобский подход. Это повод, только повод для того, чтобы организовать очередную атаку на Россию. Ну, не было бы Скрипалей, что-нибудь ещё другое придумали бы. Для меня это очевидно. А цель только одна – сдержать развитие России как возможного конкурента. Других целей я не вижу.

Теперь по поводу бюрократии. Бюрократия, связанная с гражданством. Бюрократия. Что Вы такое говорите? Бюрократия вечна, победить её невозможно. Но и жить без неё невозможно, надо сказать. Надо только определённые правила работы этой бюрократии выстраивать, это правда, государственного механизма принятия решений и так далее.

Что касается принятия гражданства. Это имеет отношение не только к событиям на юго-востоке Украины, мы делаем не только для тех людей, которые живут на этих территориях. Правительство сейчас готовит поправки в соответствующий закон о гражданстве и приобретении гражданства. Для чего это делается? А это делается для того, чтобы показать, что мы не стремимся и не будем поддерживать политики, связанной с расколом, с растаскиванием русского и украинского народов. Что сейчас делают сегодняшние власти? Какую задачу они выполняют? Что они продают на фоне русофобии, которую там развивают? Они выполняют, они фактически же об этом говорят, историческую задачу – растаскивают русский и украинский народы, вот что они делают. И за это им всё прощают, всё.

Коллега Ваш из украинских СМИ говорил о тяжёлых испытаниях, которые выпали на долю людей, проживающих в Донбассе и в Луганской области, о том, что у них там низкий уровень жизни. А Украине что, лучше, что ль? Там примерно такой же, как на Донбассе в целом, – всё хуже и хуже становится. Всё в условиях войны, военных действий, напряжения, всё прощается внутри страны, а уж вовне – точно. За это платят. Вот очередной транш МВФ сейчас получат. Но мы понимаем, что такое транш МВФ, – это только-только выплатить пенсии и заработные платы в социальной сфере, а потом надо будет расплачиваться будущим поколениям. Поэтому там в целом неблагоприятная обстановка, я считаю, и в экономике, и в социалке, с точки зрения внутриполитических процессов. А народы наши – близкие, связанные историческими корнями, и мы будем делать всё для того, чтобы поддержать такое состояние дел.

Сейчас вносятся изменения в закон о гражданстве, он будет принят в начале следующего года.

Ю.Абумов: Юрий Абумов, газета «Хакасия».

Уважаемый Владимир Владимирович! Хотел бы поднять тему прошедших региональных выборов. Не секрет, что в некоторых регионах они прошли довольно эмоционально и напряжённо, и местами даже где-то длинно, в Приморье они только завершились, а Хакасия вообще установила рекорд, проведя их за два месяца.

Но самое главное заключается в том, что в результате протестного голосования к власти пришли кандидаты от оппозиционных партий, в частности в Хакасии победил кандидат от КПРФ, в Хабаровске и Владимирской области – от ЛДПР. В связи с этим возникают некоторые вопросы.

Во-первых, как Вы думаете, почему это произошло? Во-вторых, почему, вопреки установленной Вами же традиции, Вы до сих пор не встретились с избранными главами? И самое главное, как Вы намерены выстраивать отношения с территориями, где победили оппозиционные партии? Потому что высказываются опасения, что федеральный центр может лишить как-то финансирования, внимания, есть такое опасение.

В.Путин: Не переживайте на этот счёт, и даже странно, что этот вопрос возникает.

По поводу встреч. Только что завершились, в прошедшее воскресенье, выборы во Владивостоке, поэтому и встреч не было. Они будут, причём они намечены, по-моему, на следующей неделе. У нас Госсовет будет, и, я уже дал поручение Администрации, будет проведена отдельная встреча с вновь избранными главами регионов в этих территориях, о которых Вы сейчас сказали. Просто нужно было подождать результаты выборов во Владивостоке. Это первое.

Второе. Это же ведь не первый случай, когда у нас побеждают на выборах представители оппозиционных партий. Разве их не было? Вот уже несколько лет представитель ЛДПР возглавляет Смоленск, в Омске у нас, по-моему, от «Справедливой России», в других регионах представители КПРФ есть. Ну и что? Они работают, нормально.

Я в партиях не состою. Я создавал «Единую Россию», это правда, но Президент не состоит ни в каких партиях. И для меня главное, чтобы люди на территориях, в регионах Российской Федерации чувствовали, что жизнь меняется к лучшему.

На самом деле, если они приняли решение в отношении конкретного человека, не представляющего партию «Единая Россия», ну и что, это их выбор. Всячески буду только помогать любому избранному руководителю региона.

Вопрос только в том, чтобы сам вновь избранный руководитель региона оказался на высоте, был в состоянии исполнить те предвыборные обещания, которые он людям дал.

Е.Глушакова: Елена Глушакова, «РИА Новости». Добрый день!

В.Путин: Здравствуйте.

Е.Глушакова: Я ещё такую картинку принесла – «Маша и Медведь», она тоже тематическая. Дело в том, что, как сказали коллеги, Россия уже несколько лет живёт в огромном количестве самых разных санкций, иногда даже путаемся в этом, и доходит дело до того, что их обещают ввести уже даже в отношении мультяшных героев.

Но дело не в этом. Вопрос, наверное, более серьёзный. Они собираются ввести ещё более серьёзные санкции, в частности американские законодатели готовятся к этому. А готова ли Россия к новому витку таких ограничений? Есть ли у Правительства план, как минимизировать последствия для российской экономики? И как Вы оцениваете эти последствия, поскольку звучат самые разные оценки на этот счёт.

В.Путин: Ну, санкции – мы уже много раз об этом говорили. Если Вы хотите, чтобы вернулись ещё раз, – пожалуйста.

Россия практически всю свою жизнь, всю свою историю живёт так или иначе в каких-то ограничениях и санкциях. Вообще на протяжении всей своей истории.

Если вы посмотрите историю XIX, XX века, всегда одно и то же. Посмотрите дипломатическую переписку XIX – начала XX века. Всё одно и то же. Призывали наших дипломатов как-то быстро навести порядок на Кавказе, сделать то, это, пятое, раздесятое. Постоянно одно и то же.

С чем это связано? Я уже говорил об этом и надеюсь, что подавляющее большинство сегодняшней аудитории тоже понимает, связано с ростом могущества России, повышением конкурентоспособности. Появляется мощный, сильный игрок, с которым нужно считаться, а не хочется.

Совсем ещё недавно думали, что и страны такой больше нет, а, оказывается, есть, и надо с ней считаться. А 160 миллионов у нас проживает, это же не просто хотелки какие-то руководства страны, это интересы народа, которые мы защищаем. Защищаем аккуратно, кстати говоря, без всякого хамства, спокойно, сдержанно. Но делаем своё дело и будем двигаться дальше в этом направлении.

Санкции сегодняшнего дня. Сейчас только приводили пример со Скрипалями и с Хашогги. Ну где здесь логика? Да никакой логики нет. Просто повод для того, чтобы принять дополнительные меры по сдерживанию России.

Наша экономика, уже много раз об этом сказано, адаптировалась к этим внешним ограничениям. Смотрите: я уже упоминал в начале нашей сегодняшней встречи, у нас после мирового кризиса 2008–2009 годов упал ВВП на 7,8 процента. Никаких санкций вроде не было. А после введения санкций в 2014 году падение составило 2,5 процента.

Вы спросили: как мы оцениваем? Мы оцениваем всегда так, как лучше смотрится для нас. Но давайте посмотрим, как оценивают наши оппоненты, те же, кто вводит санкции. Минфин США, допустим, считает, что это падение 2,5 процента в 2015 году связано на одну треть с санкциями, а на две трети связано с падением цен на энергоносители, прежде всего на нефть.

На самом деле, я думаю, что и одной трети там нет, гораздо меньше. Ну, как-то влияет. Это влияет на тех, кто это делает. По данным Европарламента, примерно на 50 миллиардов евро потери европейской экономики от санкций, которые они ввели против России, потому что наш рынок потеряли, недопоставляют товаров, сами чего-то не получают от нас в нужном объёме, количество рабочих мест упало.

Для них это чувствительно, надо сказать, потому что во многих странах Евросоюза, скажем, очень высокая безработица. До сих пор там, по-моему, в Испании где-то 15 процентов. У нас – 4,8, у них – 15, между прочим, а развитие мировой торговли, которая сократилась где-то тоже на 400 с лишним миллиардов, – это всё элементы в том числе и вот такой непрогнозируемой, и в том числе санкционной, политики. Всем наносит ущерб.

Мы, повторяю ещё раз, экономика у нас адаптировалась к этому. Да, негативные влияния есть, но, посмотрите, есть и плюсы от этих санкционных дел. В чём они заключаются? Это заставило нас включить мозги по очень многим направлениям, и, кстати, западные эксперты это тоже признают. У нас доля отечественного транспортного машиностроения в 2017 году составила 98 процентов. В автомобилестроении – 85 процентов, и по некоторым другим направлениям, тоже по ключевым, где-то в районе 80 процентов.

Мы в уходящем году истратили на импортозамещение 600 миллиардов рублей, из них 125–128 миллиардов – из федерального бюджета. Ну, АПК – я уже не говорю, просто мы рынок прикрыли. Да, к сожалению, это привело к краткосрочному повышению цен на внутреннем продовольственном рынке, но сейчас цены там стабилизировались значительным образом в этом сегменте экономики, а сельское хозяйство сделало такой рывок, как трудно себе представить было.

Объёмы продаж на внешний рынок увеличились с 2000 года в 16 раз – просто невероятно, но это всё происходит. Поэтому есть минусы, есть и плюсы, но в любом случае мы бы хотели, чтобы мировая экономика развивалась без всяких шоков, без нелегитимных действий, без всяких внешних ограничений, естественным образом, на пользу мировой экономике в целом.

Д.Песков: Региональные СМИ, наши уважаемые. Челябинск, пожалуйста.

В.Путин: Секундочку, подождите. Там табличку поднимают «КГБ и дети». Сегодня 20 декабря, как раз День ЧК. В КГБ дети, или что Вы имеете в виду? Что там такое? Дайте, пожалуйста, микрофон.

Реплика: Как сказал один мой хороший знакомый, «все мы дети КГБ, только жизнь нас воспитала по-разному».

В.Путин: Ели вы – дети КГБ, как же вас воспитывает жизнь, тогда КГБ должно воспитывать.

Вопрос: Владимир Владимирович, сейчас в обществе очень высок запрос на социальную справедливость. И, по данным «Левада-центра», по-моему, 66 процентов с ностальгией отзываются о Советском Союзе. И, собственно, вопрос: как Вы считаете, возможна ли реставрация социализма в России?

В.Путин: Думаю, что это невозможно.

Мне представляется, что глубинные изменения общества таковы, что реставрация социализма в том смысле, какой Вы, по-моему, в это вкладываете, невозможна.

Возможны элементы социализации экономики, социальной сферы, но это всегда связано с расходами больше доходов, и, в конечном итоге, с тупиком в экономике. Вот с чем связано.

Но справедливое распределение ресурсов, справедливое отношение к людям, которые живут за чертой бедности, выстраивание политики государства на то, чтобы снизить до минимума количество людей, которые живут за этой чертой бедности, обеспечить подавляющее большинство людей услугами здравоохранения, образования на приемлемых условиях – это, если говорить про социализацию в этом смысле, то хочу вас заверить, что мы как раз такую политику и проводим сейчас. Именно в значительной степени на это и направлены наши национальные проекты, о которых мы сказали в самом начале нашей встречи.

Д.Песков: Если Вы не про КГБ – пожалуйста. Из Челябинска, да?

Я.Сконечная: Спасибо.

Меня зовут Яна Сконечная, я представляю ГТРК «Южный Урал», город Челябинск.

У меня вопрос, который касается не только Челябинска, но и вообще всей России. Речь идёт об утилизации мусора, о его сортировке. Сейчас ни в одном, наверное, городе страны нет ни индустрии для раздельного сбора мусора, ни бытовой культуры его сортировки. Хотя у меня есть, конечно, коллега, которая занимается дома раздельным сбором мусора, но у неё вся квартира сейчас заставлена пакетами с вот этим самым мусором. Потому что его нужно собрать определённое количество, потом погрузить в машину, увезти на другой конец города и только тогда сдать. Так вот, конечно, какие-то регионы уже начали строить соответствующую инфраструктуру, но это всё капля в море. И Вы много раз поднимали этот вопрос. Так почему же его так сложно решить? Почему до сих пор нельзя использовать мировой опыт, чтобы у нас наш мусор наконец-то был переработан?

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, ответ достаточно простой, ситуация сложная, но ответ простой – мы никогда этим не занимались. Десятилетиями с советских времён сбрасывали мусор в ямы, если образно сказать. Никто никогда не занимался никакой переработкой, минимально, точечно, а у нас, по-моему, 70 миллионов тонн мусора ежегодно продуцируется, и девать его некуда. А с развитием промышленности, в том числе с развитием промышленности товаров широкого потребления, количество мусора только увеличивается. С развитием химии, пластика количество мусора увеличивается. В Тихом океане целые острова, знаете, площадью, по-моему, с Францию и толщиной в несколько метров. Пластик скапливается в этом месте – и всё. Но это в Тихом океане, а у нас сбрасывается на свалки.

Нам нужно решить несколько ключевых и первоочередных задач. Нужно ликвидировать незаконные свалки. Это первое, что нужно сделать. И второе, что нужно сделать, – это выстроить целую индустрию переработки. То, что Ваша коллега делает, она молодец, её можно только похвалить, но это проблема для людей, которые настроены на такое экологическое поведение. Государство, прежде всего в лице регионов, а затем и муниципалитетов, должно создать условия для этого раздельного сбора мусора и последующей утилизации. Я понимаю людей, которые выступают против строительства заводов. И надо сказать, что Вы сейчас упомянули про международный опыт. Надо, чтобы этот опыт был использован у нас в его лучших вариантах. У нас часто так получается. Но и здесь чтобы было то же самое. Некоторые экологи, например, да и некоторые граждане на территориях возражают против строительства даже мусоросжигательных перерабатывающих заводов. Надо, чтобы эти заводы были качественные и эффективные, чтоб на них не экономить, на фильтрах на этих. Это самая дорогая часть заводов по переработке и сжиганию. Надо, чтобы сделано всё было по соответствующей технологии и методике.

В Токио (коллега подтвердит, наверное) прямо почти в центре города стоят мусоросжигающие заводы. Запаха никакого, никаких проблем нет, потому что технологии соблюдаются. И у нас так же должно быть сделано. Мы должны построить за ближайшие годы, до 2024 года, 200 перерабатывающих заводов. Не знаю, хватит ли этого, но хотя бы 200 по стране мы должны сделать.

Д.Песков: Владимир Владимирович, может быть, нашим коллегам из Китая? Агентство «Синьхуа» я вижу.

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Я корреспондент агентства «Синьхуа».

Мой вопрос именно о Китае. Состоялось торжественное собрание по случаю 40-летия проведения политики и формы открытости. На нём Председатель Си Цзиньпин призвал довести до конца все меры, связанные с реформами и открытостью. Как Вы оцениваете изменения, произошедшие в Китае за эти годы?

И ещё. Россия и Китай приблизились к отметке двустороннего товарооборота в 100 миллиардов долларов США, и при этом российский экспорт в Китай вырос на 44 процента и оказался на 10 миллиардов долларов больше, чем импорт из Китая. Довольны ли Вы развитием российско-китайских отношений в этом году? Спасибо.

В.Путин: Действительно, это знаковый рубеж. Не знаю, сможем ли мы выйти на 100 миллиардов или нет, но мы приблизились к этому. Это уже, в принципе, показатель, действительно. Надо будет посчитать в начале следующего года общий объём товарооборота, но где-то в районе 100 миллиардов он будет, и это само по себе уже достижение. И, конечно, мы не можем не быть довольны этим результатом. Но это производный результат от состояния российско-китайских отношений, от роста уровня доверия стран между собой. Мы работаем и в двустороннем формате, и очень надёжно, мы решили все проблемы, которые доставались нам ещё со времён Советского Союза, и двигаемся дальше. Мы работаем не только в сфере экономики, но и в сфере безопасности, мы сотрудничаем очень активно на международной арене, и российско-китайское взаимодействие на международной арене, безусловно, является фактором, оздоровляющим международную обстановку, фактором стабильности и прогнозируемости развития ситуации на мировой арене.

Мы положительно оцениваем изменения, которые произошли в Китае. Я считаю, что для такой страны, как Китайская Народная Республика, с миллиардом тремястами миллионов населения, очень важна стабильность и прогнозируемость, в том числе и во внутренней политике, включая и кадровую составляющую. Председатель Си Цзиньпин принял решение, и товарищи из КПК его поддержали в этом направлении, и думаю, что Китай поступил правильно, стабильность гарантирует поступательное развитие Китайской Народной Республики.

А.Ильин: Александр Ильин, газета «Якутия».

Владимир Владимирович, вопрос такой. Крымский мост стал символом возвращения Крыма на Родину. Мост через реку Лену может стать символом освоения азиатской части территории Российской Федерации. Хотелось бы задать вопрос: стоит ли нам ждать этот мост? Если да, то когда? Потому что якутянам он очень нужен. Спасибо.

В.Путин: Понятно. Символ – это всегда хорошо, это всегда какой-то этап завершения работы и возможности для дальнейшего движения вперёд. В этом смысле Крымский мост – и то и другое. Согласен с Вами: это и символ воссоединения Крыма с Россией, это и возможности для развития полуострова. Именно возможности для развития. Это очень важно.

То же самое относится и к мосту через реку Лену. Вы сказали, это должно быть связано с развитием. Это нужно точно посчитать. Стоимость этого моста, а мы говорим об этом уже давно, несколько лет, очень большая. Это дорогой проект. Надо посмотреть – он упрётся просто в город, и всё, или есть возможность развития региона в целом на другом берегу реки Лены: развитие экономики, инфраструктуры, выход на какие-то месторождения. Вот что надо решить. Надо сопоставить расходы и конечный результат для экономики региона в целом. Если коллеги между собой на уровне Минтранса, Минэкономики договорятся, то мы, конечно, этот проект реализуем.

Давайте. «Природа, Родина, народ».

Реплика: (Из зала.) У нас скоро газ закончится.

В.Путин: К газу сейчас перейдём. Газ у нас не закончится. У нас больше газа, чем в мире в целом. У нас только на Ямале запасы 6,7 триллионов кубических метров.

Пожалуйста.

С.Лисовский: Уважаемый Владимир Владимирович!

Огромное Вам спасибо за возможность задать вопрос. Я являюсь главным редактором газеты «Общество и экология», Сергей Лисовский, которую издаю уже 19 лет в Санкт-Петербурге. И в следующем году будет 20 лет – мы скоро будем старейшей экологической газетой России, которая устойчиво выходит. Маленькая, но устойчивая.

В.Путин: Будем отмечать.

С.Лисовский: Я и хотел, прежде чем задать очень серьёзный вопрос, хотел пригласить Вас в Санкт-Петербург на круглый стол, посвящённый стратегии развития России, приуроченный к 20-летию газеты «Общество и экология».

А мой вопрос касается следующего. Занимаясь защитой реки Нева, защитой лесов, водных ресурсов, защитой реки Дон… И огромное Вам спасибо, что Вы дали поручение на медиафоруме Общероссийского народного фронта 23 апреля о том, чтобы Вам была предоставлена информация по строительству Багаевского гидроузла, этого опасного объекта, местные жители все против.

И Сергей Владиленович Кириенко на съезде ОНФ сказал мне, что поручение Ваше не снято. Но Вас без Вас женили, и местные чиновники не хотят Ваше поручение выполнять. Поэтому прошу Вас, обратите внимание на реку Дон – это такая же великая русская река, как Волга, как Нева. Это первое.

Второе. Уважаемый Владимир Владимирович!

Недавно состоялся Совет по культуре, который Вы провели 15 декабря в Константиновском дворце. И там все вопросы очень хорошие, правильные, и по поводу наркомании, но Андрей Михалков-Кончаловский задал один из ключевых вопросов, с чем я и выхожу сегодня к Вам, продумав эту тему.

Он сказал, что сейчас нет большой идеи развития России. В православной империи это была триада: православие, самодержавие, народность. В Советском Союзе – моральный кодекс строителя коммунизма. А сейчас у нас не пойми что мы строим, как бы «аморальный кодекс строителя капитализма».

И у меня триада такая родилась. И хотел бы попросить Вас, чтобы Вы обратились к нашим федеральным телеканалам, Первый, НТВ, «Россия», чтобы провели общенациональную дискуссию, какую же Россию мы строим, какое общество мы строим. Предлагаю триаду: природа, Родина, народ. Одна без другой не может существовать: природа, Родина и народ. И поэтому мы смотрим сейчас шоу, где всё время нам говорят, кто от кого ушёл, кто кому изменил. То есть это уже как бы информационный беспредел. А если мы поставим вопрос на всех телешоу…

Д.Песков: Будьте любезны, вопрос, пожалуйста…

С.Лисовский: Да, можно ли организовать телешоу по стратегически важным вопросам долгосрочного развития России?

В.Путин: Андрей Кончаловский очень интересный собеседник, очень глубокий. И у него своё мнение, которое он не стесняется формулировать, нравится оно кому-то или не нравится. Он не приспосабливается, он говорит так, как думает. Он глубокий человек.

Вот по поводу того, есть у нас идея или нет строительства государства, страны, на чём строить, я уже много раз говорил. Я считаю, что в самом хорошем, не квасном смысле этого слова, патриотизм не может не быть основой укрепления нашего государства в широком и самом благородном смысле этого слова.

По поводу того, что у нас на многих каналах и в интернете идёт информация, которая вряд ли достойна того эфирного времени, которое она забирает. Вы знаете, со мной говорил Даниил Александрович Гранин (по-моему, я тоже сказал об этом как-то) на нашей с ним последней встрече.

Мы с ним поговорили, говорили с глазу на глаз довольно долго, и больше я его не видел, он ушёл из жизни потом. Он мне говорит: «Слушайте, Вы должны с этим что-то сделать». Я говорю: «С чем?» – «Мы все устали от этого». Я говорю: «От чего?» – «На всех экранах у нас: кто украл, сколько украл, как украл. Ну до чего надоело! Неужели у нас ничего в жизни такого светлого, приличного не происходит?!» Я говорю: «Ну, вот, такова политика этих наших каналов».

Но мне кажется, что всё-таки за последнее время в этом отношении тоже кое-что меняется в лучшую сторону, информация становится более сбалансированной, может быть, хотя я редко смотрю – и в интернет редко заглядываю, и телевидение смотрю мало, некогда просто.

Но вот информационное поле, стараюсь следить за ним, и мне кажется, что всё-таки стало получше. А пообсуждать тему, которую Вы предложили, наверное, невредно, надо поговорить с коллегами.

Вы сейчас сказали, Вас же они все слышат, поэтому, надеюсь, отреагируют.

Вот там Chicago Tribune, пожалуйста.

Р.Марсден (как переведено): Chicago Tribune, США.

Вчера Президент Дональд Трамп объявил о выводе своих войск из Сирии. Он также объявил, что, по его мнению, США победили ИГИЛ в Сирии. Он очень чётко об этом говорил.

Как Вы относитесь к его заявлениям? Как Вы относитесь к выводу войск из Сирии? Как Вы относитесь к тому, что он сказал о победе над ИГИЛ со стороны США?

Второе. Есть ли у Вас какая-либо обеспокоенность по поводу того, что американские войска в какой-то форме останутся в Сирии, потому что были обсуждения того, как, возможно, контрактные сотрудники будут присутствовать в Сирии? Таким образом, США будут военным образом участвовать в Сирии, но в более скрытой манере.

В.Путин: Что касается победы над ИГИЛ, в целом я согласен с Президентом Соединённых Штатов. Мы, я уже об этом тоже говорил, добились существенных изменений в борьбе с терроризмом на этой территории и нанесли серьёзные удары по ИГИЛ в Сирии.

Существует опасность перетекания этих группировок и им подобных в соседние регионы и в Афганистан, в другие страны, в страны исхода, откуда они приехали, они туда отчасти возвращаются.

Это большая опасность для всех нас, в том числе и для России, и для Соединённых Штатов, для Европы, для азиатских стран, в том числе для центральноазиатских государств. Мы это знаем, прекрасно отдаём себе в этом отчёт. В этом Дональд прав, и я с ним согласен.

Что касается вывода американских войск – я не знаю, что это такое. Соединённые Штаты присутствуют, скажем, в Афганистане уже сколько? 17 лет, и почти каждый год говорят о том, что они выводят оттуда свои войска. Пока они там присутствуют. Это второе.

Третье. Мы пока как бы не видим признаков вывода американских войск, но допускаю, что это возможно, тем более что мы двигаемся по пути политического урегулирования. Сейчас на повестке дня у нас стоит вопрос формирования конституционного комитета.

Кстати говоря, мы, когда встречались в Стамбуле, – Россия, Турция, Франция и ФРГ, – мы договорились о том, что предпримем максимальные усилия для создания этого конституционного комитета, и Россия со своей стороны сделала всё для того, чтобы это было исполнено.

Мы, как это ни покажется странным, полностью согласовали этот список с Президентом Асадом, он дал свои 50 человек и принял участие в формировании ещё 50 человек от гражданского общества, и, несмотря на то что ему не всё там нравится, тем не менее он согласился с этим.

Турция, представляющая интересы оппозиции, тоже согласилась, Иран согласился. И мы представили этот список в ООН, выяснилось, мне вчера только Лавров об этом докладывал, что вдруг неожиданно, с подачи наших партнёров – ФРГ, Франции и Соединённых Штатов, – что выжидательную позицию заняли теперь представители ООН, господин де Мистура.

Значит, мне непонятно, что там происходит, но, во всяком случае, эта работа находится, мне хочется в это верить, на завершающей стадии. Если не до конца этого года, то в начале следующего, надеюсь, этот список будет согласован, и начнётся следующий этап урегулирования, именно политический этап урегулирования.

Нужно ли здесь присутствие американских войск? Думаю, что нет, не нужно. Давайте не будем забывать, что их присутствие, ваших войск, является нелегитимным, оно не подтверждено решением Совета Безопасности Организации Объединённых Наций, а только по решению СБ ООН он может находиться там, воинский контингент, либо по приглашению законного правительства Сирии. Мы там по приглашению правительства Сирии находимся. Ни того, ни другого нет, поэтому, если США приняли решение вывести свой контингент, это правильно.

Но есть ещё один очень важный компонент всего этого процесса – это то, что, несмотря на все противоречия, всё-таки между нашими специалистами – и военными, и спецслужбами, и МИДами – налажен достаточно конструктивный диалог по решению острых проблем борьбы с терроризмом на сирийской территории. В целом мы удовлетворены тем, как идёт совместная работа.

Реплика: (Из зала) Про «Газпром» не забудете?

В.Путин: Как можно про «Газпром» забыть? Сейчас, секундочку.

О.Иванова: Здравствуйте. Иванова Ольга, я представляю газету «Сельская жизнь», которой в марте этого года исполнилось 100 лет, с чем Вы поздравили коллектив редакции, за что мы Вам очень благодарны.

Вопрос такой. Судя по имеющейся статистике, темпы роста сельского хозяйства в последнее время замедлились, несмотря на отсутствие конкуренции в связи с санкциями и хорошими, «тепличными» условиями. Чем это объясняется? И не беспокоит ли Вас это замедление?

И еще. Среди национальных проектов нет сельского хозяйства. Почему?

В.Путин: По поводу национальных проектов и сельского хозяйства. Сельское хозяйство у нас давно национальный проект. У нас поддержки измеряются сотнями миллиардов рублей, и эта поддержка будет продолжена, причем как по крупным хозяйствам, так и по фермерским, по всем сегментам сельского хозяйства.

Что касается снижения темпов роста. Да, они есть. Беспокоит нас это или нет? Нет, не беспокоит. И у нас никакие не тепличные условия, наши сельхозпроизводители работают в сложных условиях.

Во-первых, конкуренция сохраняется. Внутри страны, слава богу, у нас развивается конкуренция, и это очень важные компоненты развития этого сектора экономики. И есть и внешняя конкуренция. У нас далеко не все страны ввели против нас санкции, а, значит, мы не принимали контрмер в отношении этих государства. Мы ввели против стран Евросоюза, против Соединенных Штатов и других государств, которые ввели по указке США санкции против России. Но подавляющее большинство государств мира этого не сделали, и их очень много, и они поставляют продукцию на наш рынок, поэтому конкуренция сохраняется.

По поводу того, что же происходит внутри сельского хозяйства. Это статистические показатели, и связаны они с производством зерна. Как вы знаете, в прошлом году у нас был рекордный за всю историю урожай – 135,5 миллиона тонн зерна. Это главный показатель, который вносит свою лепту в статистические отчетности. В этом году в связи с неблагоприятными погодными условиями, а в некоторых регионах был введен режим чрезвычайной ситуации, по-моему, в 27-ми регионах, у нас урожай меньше – 110,5 миллиона тонн. И поэтому в соответствии с базой прошлого года сразу показатели ушли вниз. Мы же сравниваем с прошлым годом. Но эти 110 миллионов тонн – это третий по объемам показатель за последние 25 лет. Это очень хороший результат. Имея в виду запасы прошлого года, у нас сохраняется, и даже увеличился, объем возможного экспорта до 52,5 миллиона тонн. Мы выполним все свои обязательства и все контракты. Поэтому здесь у нас нет никакого беспокойства.

Есть направления, по которым мы должны действовать и работать дальше в области сельского хозяйства. Это какие направления? Нужно повышать конкурентоспособность, нужно расширять инфраструктуру, в том числе для наращивания экспорта. У нас, кстати говоря, в прошлом году был экспорт 20 миллиардов, в этом году будет 25 миллиардов. Вообще цифры, которые в голову раньше не могли прийти. 16 миллиардов у нас – экспорт оружия, 25 миллиардов – будет экспорт сельскохозяйственных продуктов. Мы будем поддерживать развитие инфраструктуры в области сельского хозяйства и экспорта. На это специально отводим на ближайшие годы около 400 миллиардов рублей. Это развитие портов, дорог и так далее, поддержка экспорта финансовая. Нужно повысить свою конкурентоспособность таким образом. Ну, конечно, кадры развивать, селекцию и так далее, и так далее. Вы знаете это даже лучше, чем я.

Второе. Нужно наращивать производство продуктов высокой степени передела, это мясо и переработка мяса.

Ну и, конечно, нужно дальше решать вопросы, связанные с социальным развитием села. Программа социального развития села тоже будет сохранена.

А.Артеменко: Здравствуйте. Артем Артеменко, телеканал «Крым 24».

В.Путин: Здравствуйте.

А.Артеменко: Владимир Владимирович, Вы недавно говорили, что ввод ограничений против России некоторыми странами непосредственно влияет на крымчан, на крымчан, которые голосовали за воссоединение с Россией в 2014 году. Не могли бы Вы пояснить Ваши слова. И, кстати, что делать с этим и как бороться? Спасибо.

В.Путин: Действительно, я это говорил, не помню уже, где, но могу пояснить. Вот смотрите, это любопытная ситуация. Смотрите, что мы слышим со стороны. Говорят об аннексии Крыма со стороны России. Что такое «аннексия»? Силовой захват. Если это была аннексия и силовой захват, то тогда жители Крыма здесь ни при чем, они ни в чем не виноваты. А если они пришли и проголосовали, то тогда это не аннексия. А что происходит? Ведь против них ввели, против вас ввели санкции. Какие это санкции? Ограничения по передвижению, ограничения, связанные с выездом, получением виз, ограничения, связанные с финансовыми операциями, ограничения, связанные с работой страховых компаний, с использованием морской и другой инфраструктуры. То есть это затрагивает практически всех людей, которые живут на этой территории, против них ввели, по сути, санкции, не только избирательные – против руководства Республики Крым и Севастополя, – а против всех. Если они ни при чем, если это аннексия, за что против них ввели санкции? А если все-таки против вас ввели санкции за конкретное голосование, значит тогда надо признать, что оно состоялось, – вот в чем фишка, вот что я имел в виду.

А.Юнашев: Интернет-издание «Life», Александр Юнашев. Здравствуйте!

Владимир Владимирович, в кино и на телевидении существует программа господдержки создания позитивного контента, фактически за наши с вами налоги. А возможны ли и нужны ли такие меры поддержки для российского сегмента интернета?

И госканалы не спросят: а когда Вы женитесь? И на ком? (Смех в зале.)

В.Путин: Это совсем разные вопросы.

А Вы женаты?

А.Юнашев: Да, и не жалею. И всем советую.

В.Путин: Он женат, и хочет, чтобы мне было тоже так же, как ему. (Смех в зале.) Ну, ладно. Будем считать, что на второй вопрос я ответил, хотя как порядочный человек когда-то должен буду это сделать, наверное. (Смех.)

Теперь по поводу поддержки российского сегмента интернета. Да, это правильно, это нужно сделать, и мы это делаем. У нас гранты существуют, я уж не помню, в каком количестве, но измеряются сотнями миллионов рублей. Это гранты, связанные с контентом, мы выделяем на это деньги: по-моему, 144 миллиарда. А в целом на этот вид деятельности официально выделяем тоже где-то 400 миллионов, поэтому и делаем это, и будем продолжать.

Давайте Евразийское женское сообщество, это после вопроса о женитьбе очень важно. Пожалуйста.

М.Волынкина: Евразийское женское сообщество, Марина Волынкина.

Владимир Владимирович, прежде всего хотела Вас поблагодарить, что Вы были на Втором евразийском женском форуме – для женщин мира это было очень важно.

В.Путин: Спасибо.

М.Волынкина: И на этом форуме была площадка, посвященная масс-медиа. И после того, как мы провели эту площадку, уже 15 меморандумов о мире подписано теми участницами, об ответственном медиа, которые присоединяются к нашей акции, что информация в мире должна быть позитивной.

В связи с этим у меня к Вам вопрос: насколько для Вас, как для Президента, важно, чтобы все присутствующие здесь журналисты говорили не просто правду, а чтобы они объективно и ответственно относились к тому, что они делают, чтобы это была серьезная, мягкая сила, а не просто решение каких-то бизнес-задач.

То есть сегодня для нас, для женщин, очень важно в условиях, когда идет такая агрессия и напряженность, и мы действительно боимся войны, чтобы мягкая сила работала. Есть ли в России мягкая сила, и какова роль ответственной журналистики?

В.Путин: Вы знаете, правда не в силе…

М.Волынкина: Сила в правде.

В.Путин: Сила в правде. В этой формуле заложено и призвание средств массовой информации. Сила в правде, и только так средства массовой информации могут завоевать доверие миллионов людей.

К сожалению, что греха таить, с коммерционализацией нашей жизни – раньше все было политизировано в советское время, а сейчас очень много коммерционализировано. И поэтому это доверие к средствам массовой информации в значительной степени подорвано со стороны очень многих людей.

Все уже делят на 100, на 1000 из того, что читают, видят. Но все-таки к этому надо стремиться. И уже совершенно точно в сфере вопросов, жизненно важных для нашей страны, для всего мира, нужно стремиться к тому, чтобы быть максимально объективными.

Это важно не для меня, это важно для нас всех. Надеюсь, что такой тренд все-таки есть, мне кажется, в последнее время, что он сохранится.

Афганистан, давайте Афганистан. Я давно обещал.

Вопрос: 6 декабря Россия отказалась поддержать проект Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по ситуации в Афганистане в связи с несогласием с позицией ряда западных стран.

В.Путин: Связанных с чем?

Реплика: В связи с несогласием с позицией ряда западных стран.

В.Путин: Резолюция о чем? Напомните мне, пожалуйста.

Реплика: О западных странах.

Считали, что ситуация в Афганистане – хорошая, а Россия считает, что…

В.Путин: Мы считаем, что не очень. Вы сами как считаете?

Реплика: Я хочу услышать, как Вы считаете.

В.Путин: Вы хотите мое мнение?

Вопрос: В то же время США проводят сепаратные переговоры с движением «Талибан». Как в свете этого Вы видите перспективы Московского формата консультаций по Афганистану, в работе которого принимали участие представители 11 государств?

В.Путин: Московского формата?

Реплика: Да.

В.Путин: Вы знаете, честно говоря, уже не помню, в чем там тонкости проекта этой Резолюции. Но, думаю, что Вы со мной согласитесь: подавляющее большинство людей, которое живет в Афганистане, уверен, со мной согласится.

Уж не знаю, чего там по этой Резолюции добивались наши западные партнеры: если они хотели констатировать, что там все хорошо, то, мне кажется, что это далеко от реалий.

Официальное правительство в Кабуле какое количество территорий контролирует в стране? Вряд ли больше одной трети, если уж быть откровенными, правильно? Выборы проходят, результаты выборов подсчитываются месяцами. Это разве нормально? Чего же здесь одобрять.

Проводятся переговоры с талибами. Может быть, это и неизбежно. Надо только понять предмет этих переговоров, и к чему они приведут. Если есть реальные силы, которые контролируют значительную часть территорий, с ней надо считаться, но тогда нужно делать это открыто, публично, и нужно, чтобы было понятно, о чем идет речь.

Думаю, что это лежало в основе позиции нашего Министерства иностранных дел в ходе дискуссии. Мы не против урегулирования. Мы вообще считаем, что оно может быть достигнуто только исключительно путем договоренности между всеми сторонами политического процесса в самом Афганистане.

Но до этого мы вынуждены будем укреплять нашу военную базу в Таджикистане. Исходим из того, что афганский народ все-таки сможет между собой договориться, все политические силы, этнические группы смогут найти консенсус.

Мы настолько, насколько будем в состоянии, будем способствовать этому процессу, в том числе, развивая экономическое взаимодействие с Афганистаном, принимая участие в различных международных проектах, таком, например, как [магистральный газопровод] ТАПИ.

Д.Песков: Владимир Владимирович, Андрей Колесников.

В.Путин: Четыре года не дают слово. Что ж такое? Давайте. Это Песков виноват. Накажем его.

(Обращаясь к А.Колесникову.) Андрей, девушке уступите, пожалуйста. Четыре года слово не дают.

Реплика: Нам – семь.

А.Вавилова-Доллежаль: Спасибо большое, что на пятый срок меня не пустили.

Когда был принят закон об иноагентах, поднялся дикий шум, что нарушаются права человека и так далее.

В.Путин: Одного из моих коллег, не буду называть его имя, спросили на переговорах: «Как у вас с правами человека?» Он посмотрел и говорит: «Какого человека?» Я хочу Вас спросить: какого человека?

А.Вавилова-Доллежаль: У нас это всё-таки касается прежде всего юридических лиц, а Мария Бутина в США была арестована как частное лицо. У них этот закон действует с 1938 года. Я хочу спросить у Вас, может быть, есть смысл как-то обращаться к опыту западных партнёров в этом плане?

У меня есть ещё один очень важный для нас вопрос. Я представляю телеканал «Царьград», и мы хотели у Вас узнать, как Вы смотрите на ситуацию, которая сейчас складывается в мировом православии, с учётом раскольнических действий, которые предпринял сейчас Константинопольский патриархат и Киев. И всем уже, наверное, становится понятно, что ключевой игрок здесь – Соединённые Штаты Америки. И получается, что геополитика теперь жёстко довлеет над религией. Так ли это?

В.Путин: Что касается первой части Вашего вопроса. Мы и так опирались на международный опыт, когда принимали закон об этих иноагентах. Ведь речь не идёт о каких-то запретах. Речь идёт о том, чтобы та или другая структура, получая финансирование из-за границы на политическую публичную деятельность, зарегистрировалась в таком качестве. Вот и всё. Кстати говоря, в тех же Штатах запрещают такую деятельность, и, пожалуйста, как результат этого закона – арест Бутиной, которую держат в тюрьме, и ей грозит 12 лет. У нас ничего подобного нет. У нас речь идёт только о регистрации, если ты получаешь деньги из-за границы. Ничего страшного здесь нет. И я, откровенно говоря, не вижу здесь никаких проблем в правоприменительной практике. Хотя, конечно, нужно посмотреть. Я, когда встречаюсь с правозащитниками, они указывают на некоторые элементы издержек этого закона, связанные, по сути, с благотворительной деятельностью, а не политической. И я думаю, что они правы в этом смысле. Надо внимательно смотреть за тем, что происходит в жизни, и, если потребуется, вносить какие-то коррективы. Это не должно мешать нормальной жизни, не должно мешать порядочным, приличным людям, которые хотят решать имеющиеся у нас проблемы, в том числе за счёт поддержки своих единомышленников из-за границы. Ничего здесь страшного нет. А вот политическая деятельность, безусловно, должна быть запрещена. Ну, не запрещена, а, во всяком случае, должна быть легализована.

А вторая часть – православие. То, что сейчас происходит в православии, – это просто, как у нас в народе говорят, уму непостижимо. Это прямое вмешательство государства в церковную, религиозную жизнь. Такого не было ещё никогда со времён Советского Союза. Вот, к сожалению, на Украине это сейчас происходит, создали вот эту объединённую раскольническую церковь стамбульского прихода. Это же – не нравится московского прихода, будет стамбульского прихода.

Причём ведь обратите внимание: Украинская православная церковь Московского патриархата полностью независимой была. Может быть, об этом мало кто знает, это фактически полностью независимая церковь. Они делали всё самостоятельно, в том числе избирали иерархов. Единственная связь была – духовная, упоминали на проповедях имя Патриарха Московского и всея Руси. Всё. А сейчас посмотрите, какая зависимость наступает от Турции, от турецкого патриархата. Там и назначения, очень много, и деньги, что самое главное. Я думаю, что это главный побудительный мотив Варфоломея – подчинить эту территорию, а потом ещё и зарабатывать на этом. Я думаю, что это главный побудительный мотив, ну, кроме, конечно, подсказки из Вашингтона. То, что Госсекретарь позвонил по этому вопросу в Киев и обсуждал эту тему, – это ни в какие ворота не лезет. Абсолютно недопустимая вещь. Тем не менее это происходит. И это, конечно, лишнее свидетельство того, что это тоже делается в преддверии предвыборной кампании и с целью дальнейшего разрыва между русским и украинским народами. Это политическая, безусловно, подоплёка, ничего здесь хорошего нет для религиозных свобод в целом. Это явное, грубое нарушение религиозных свобод. И меня больше всего беспокоит, что за этим, безусловно, начнётся передел собственности, он, по сути, уже идёт. Он может приобрести очень тяжёлый характер, если не кровавый, не дай бог до этого дойдёт, очень бы не хотелось. Просто жалко людей, которые отстаивают свои интересы, они беззащитные и безоружные, как правило, это люди пожилого возраста, женщины. Но опасность этого передела, конечно, существует.

Д.Песков: Колесникову обещали, Владимир Владимирович.

Работаем уже два часа.

А.Колесников: Добрый день! Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ».

Владимир Владимирович, протест французов против повышения цен на бензин перерос, как известно, в их всеобщий протест против всего. Господин Макрон вынужден был ввести чрезвычайное экономическое и социальное положение. Как Вы оцениваете события во Франции? Не собираются ли у нас повысить цены на бензин – об этом в последнее время идёт много разговоров? Каким в связи с этим Вы считаете протестный потенциал россиян, и вообще что должно, на Ваш взгляд, превалировать в этой ситуации для государства? Обязанность обеспечить права митингующих или всё-таки необходимость обеспечивать, например, правопорядок? Спасибо.

В.Путин: Одно другому не противоречит. Начнём, что называется, с завершающей части Вашего вопроса. Нужно, безусловно, обеспечить права граждан на выражение своего мнения, своей позиции, в том числе и путём публичных мероприятий. Но все эти мероприятия, в том числе и публичные, должны всегда оставаться в рамках закона. Всё, что выходит за рамки закона, недопустимо, и должна быть на это соответствующая реакция со стороны государства.

Теперь по поводу того, что происходит во Франции и как это у нас смотрится и так далее. Я думаю, что события во Франции связаны, конечно, с повышением цен на бензин, на дизельку, но они послужили, скорее всего, спусковым механизмом, после чего выплеснулось недовольство в целом значительной части членов общества, причём это коренные французы в основном. По последним данным, поддерживается большим количеством населения: семь с лишним процентов. Но оценивать действия французских властей, на мой взгляд, совершенно некорректно.

И в чём разница между нашей ситуацией и ситуацией во Франции, связанной с бензином, с нефтепродуктами и так далее? Французское правительство пошло сознательно на повышение цен на нефтепродукты и на бензин, то есть они сделали это сами – это их политика. Они сделали это для того, чтобы перераспределить таким образом ресурсы, в данном случае ресурсы граждан, на решение других вопросов в сфере энергетической политики: направить деньги, которые они получат от продажи бензина и дизельного топлива, масла, на развитие альтернативных видов энергетики: солнца, ветра и так далее. Они сделали это сознательно. Это людям не понравилось, потому что такое изменение в энергетической политике за их счёт им не нравится.

Что у нас происходит? У нас повысились цены на бензин, начиная с середины прошлого года, в связи с ростом цен на нефть на мировых рынках. Но Правительство тут же начало принимать меры по сдерживанию роста цен и даже по их снижению, и достигли этой договорённости с основными нефтяными и нефтеперерабатывающими компаниями. Это принципиальная разница – там сознательно пошли на повышение, повысили, по сути, сами, а здесь Правительство борется с этим повышением.

Конечно, когда цены повышаются, никому не нравится, но то, что Правительство принимает такие решение, мне кажется, это вещь очевидная, хуже или лучше, но это происходит. Такая договорённость достигнута. Договорённость с ними действует до марта следующего года. Да, возможна какая-то корректировка, связанная с ростом НДС, с начала января, и я не думаю, что она будет значительной. Это действительно должна быть только какая-то мягкая корректировка, в районе там 1–1,5 процента, не более того, а дальше Правительство должно будет внимательно следить за тем, что происходит на рынке: и на мировом рынке, и на российском рынке.

Если мы ещё вернёмся, я могу поподробнее об этом рассказать, но в целом, хоть это в ручном управлении, но, в общем, это сработало, и надеюсь, что будет так же работать и дальше, что Правительство не допустит никаких скачков роста цен на нефтепродукты в следующем году.

Реплика: (Из зала.)

В.Путин: Что-что? Я не слышу.

Д.Песков: Имеется в виду протестный потенциал россиян.

В.Путин: Я уже сказал на этот счёт. Я сказал, что люди имеют право высказывать свою точку зрения, защищать её, в том числе и публично, и на митингах, но в рамках закона.

А.Тиняева: Александра Тиняева, телекомпания «Край Рязанский».

Владимир Владимирович, к нам семимильными шагами идёт цифровое телевидение, и одним из первых придёт в наш регион. Уже 11 февраля отключится аналоговое.

В связи с этим такой вопрос: как Вы в принципе оцениваете подготовку всех регионов к переходу на цифровое телевидение? Не окажется ли так, что у нас, скажем, останутся забытыми, не богом, но цифрой, какие-то маленькие населённые пункты?

Как обеспечить интересы тех, для кого покупка даже самой дешёвой приставки и какой-то техники – это всё-таки удар по бюджету? Конечно, цифровое телевидение в отличном качестве, 20 бесплатных каналов – это хорошо. Но что делать нам, региональщикам?

Думаю, тут многие коллеги меня поддержат, потому что для нас практически можно забирать трудовые книжки и идти на биржу труда, так как в аналоговом мы не выживем, а в мультиплекс нас не пускают.

В.Путин: Да, полностью Вас поддерживаю. Мои коллеги, которые сейчас слышат, это знают. Я здесь не покривил душой, ничего не придумываю. Когда мы с ними это обсуждаем и когда они настойчиво предлагают двигаться дальше по пути цифры, я согласен с ними, так же как и с Вами, что это улучшает качество и количество этих бесплатных каналов другого качества.

Я, так же как и Вы, поверьте, почти слово в слово, задаю им вопрос: «В маленькой деревушке кто-то не останется вообще без телевидения?» Вот в чём вопрос. Уверяют, что нет. Поэтому договорились, что будем действовать очень аккуратно, двигаться небольшими шагами.

Сейчас в Твери проходит такой эксперимент, потом у вас будет. В Твери пока нареканий нет. Как мне губернатор докладывает, он проехал там чуть ли не по всем населённым пунктам, внимательно сам за этим смотрит. Будут оказывать поддержку всем, кто нуждается в этом, для того чтобы переключиться на «цифру», в том числе это касается и этих небольших приборов, необходимых для того, чтобы принимать такое качество телевидения. Потом ещё пара-тройка регионов, вот так постепенно, постепенно…

Была идея переходить резко, не буду скрывать, быстрыми темпами, в течение полугода. Я сказал: «Нет, мы так не можем поступить. Мы должны действовать очень аккуратно, внимательно следить, что будет происходить на территориях и, безусловно, обеспечить интересы людей, которые не могут себе позволить за небольшие деньги, но за личные, купить эти приставки». Будем смотреть по тому, как проходят эти практики на отдельных территориях, и двигаться аккуратно дальше.

С.Брилёв: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Здесь, по совершенно понятным причинам, в течение пресс-конференции, когда заходит речь о международной политике, речь идёт о конфликтах, за исключением, может быть, китайского направления.

Я сегодня, в день 20 декабря, хотел Вам представить одну историю, которую мы делаем с моими английскими коллегами. Это беспрецедентная история сотрудничества советских и британских спецслужб в годы Великой Отечественной войны, отправка 36 советских разведчиков-нелегалов в оккупированную нацистами Европу. Передам через Дмитрия Сергеевича [Пескова], с Вашего позволения.

В этой связи не могу Вас не спросить про сегодняшнее состояние дел в российско-британских отношениях. Начнём с мелочи. Дмитрий Сергеевич нам после саммита «двадцатки» сказал, что не знает, встречались ли Вы с Терезой Мэй, а Вы всё-таки с ней встречались. Как Вы оцениваете эти отношения? И небезынтересный вопрос: а видите ли Вы, как может отразиться брекзит на России? Вдруг отразится?

В.Путин: Что касается встреч, то на таких мероприятиях, как «двадцатка», там очень много встреч, всех даже не перечислишь. Потому что это же всё в движении, что называется, в кулуарах.

Что такое «в кулуарах»? Встали, пошли, идёшь рядом, поздоровался, что-то сказал. Примерно в таком же формате мы и с Премьер-министром Великобритании тоже поздоровались, два слова друг другу сказали. На мой взгляд, российско-британские отношения находятся в тупике, и в интересах обоих государств из этого тупика выйти.

Как на нас отразится брекзит? В минимальном значении, но он отразится на всей европейской экономике, на мировой экономике, в этом смысле на нас тоже, косвенно, опосредованно.

Заинтересованы мы или нет в восстановлении полноформатных отношений с Великобританией? Да, заинтересованы, так же, думаю, как и заинтересована Британия, прежде всего, конечно, бизнес этой страны.

Мы знаем, как британцы у нас работают, – достаточно активно, могу вам сказать. Такие компании, флагманы британской экономики, как «Би-Пи» («Бритиш петролеум»), они работают, один из крупнейших акционеров нашей ведущей нефтегазовой компании «Роснефть», они и остаются такими, работают активно на нашем рынке и дальше хотят работать, и не только они.

Вот сейчас в связи с брекзит, если это всё-таки пройдёт до конца, и, кстати говоря, я понимаю позицию Премьер-министра, она борется за этот брекзит (пускай они сами решают, это не наше дело, а то ещё опять обвинят нас в чём-нибудь), но референдум-то прошёл. Ну что ей делать?

Она должна исполнять волю народа, высказанную на референдуме, или это тогда вообще не референдум. Кому-то не понравилось – снова и снова. Это что, демократия, что ли? Да я посмотрю, как будут оценивать критики этого процесса ситуацию, когда и если на этот брекзит наплюют и снова будут проводить до тех пор все эти мероприятия, пока они кого-то не удовлетворят.

А зачем тогда референдумы и в чём тогда смысл прямой демократии? Но, собственно, это их дело, пускай. Но в любом случае они заинтересованы в рынках, заинтересованы в партнёрстве. Мы это не обсуждали с Премьер-министром, но мы это обсуждаем с нашими коллегами и друзьями, которых у нас достаточно в Великобритании, особенно в бизнес-среде.

Вы знаете, если мы посмотрим на прямые иностранные инвестиции, больше всего прямых иностранных инвестиций в этом году откуда? Из Великобритании, 22 миллиарда долларов. На втором месте ФРГ, потом Сингапур. Это же о чём-то говорит, правда?

Правда, это отчасти, может быть, репатриация наших капиталов, поскольку их там поднапугали, но всё-таки заинтересованность очень большая и в сельском хозяйстве (у нас экспортный потенциал огромный, всё время растёт), и в промышленности, и в энергетике. Очень много направлений. И надеюсь, что здравый смысл восторжествует.

А что там лыжи? Это мне интересно, зима же.

С.Шаганова: Светлана Шаганова, ГТРК, Карачаево-Черкесия. У меня для Вас такой несложный пример: Путин плюс лыжи равно наш регион – Карачаево-Черкесия. Конечно, Вы не изменяете дзюдо и самбо, но очень хотелось бы, чтобы Вы посетили наш регион, посетили наш новый курорт Архыз и прокатились бы на лыжах. Будет ли у Вас такая возможность в Вашем плотном рабочем графике?

В.Путин: Мне бы очень хотелось это сделать. Но я в любом случае Вас поздравляю с развитием туристического дела. Республика развивается, это конкурентные преимущества республики – развитие курортов подобного рода. Уверен, что это будет развиваться и дальше. Если смогу, я с удовольствием приеду. Спасибо Вам большое.

Реплика: Про «Газпром», Владимир Владимирович.

В.Путин: А, и про «Газпром». Да, сейчас, следующее – про «Газпром».

Г.Ботоян: Спасибо.

Газета «АЗГ», Армения, Ботоян Гоар. Спасибо, четвертый раз уже мне удалось Вам вопрос задать.

В.Путин: Слушаю Вас.

Г.Ботоян: Вопрос такой: как Россия будет восстанавливать политику в отношении Армении после выборов?

В.Путин: А что значит восстанавливать? У нас нет ничего такого, что рухнуло, а потом требует восстановления. У нас ровные отношения с Арменией, это наш стратегический партнер в регионе, и вообще в мире, член ОДКБ, Евразийского экономического союза. Нам чего восстанавливать? Нам нужно развивать то, что есть на созданной предыдущими поколениями руководителей базе. Армянский народ – это ближайший союзник русского народа в Закавказье, так было исторически, так есть, я надеюсь, так оно и будет. Нам нужно исходить из реалий текущей ситуации в мире, в регионе, исходить из потребностей, наших возможностей. Мы это в ближайшее время обсудим с господином Пашиняном, который на следующей неделе должен приехать с визитом.

Г.Ботоян: Спасибо Вам большое.

В.Путин: Давайте про Газпром, что там? Что Вы нас пугаете.

В.Смирнов: Виктор Смирнов, издание «47news.ru», Ленинградская область. Я сейчас объясню, почему у Газпрома газ закончился.

В.Путин: Да, пожалуйста.

В.Смирнов: Но сначала небольшая вводка. По Ленобласти проходит «Северный поток-1», как известно, и строится «Северный поток-2». Вы открываете «Турецкий поток», все очень здорово. Но очень многие жители Ленинградской области, которые видят, как мимо них проходят эти потоки, в течение многих лет не получают газ. А недавно, в декабре, 7 числа, Газпром и вовсе заявил, что не может отпустить газ новым потребителям на целом Карельском перешейке.

В.Путин: На Карельском перешейке?

В.Смирнов: Карельский перешеек. То есть два района Ленобласти и часть Петербурга. То есть они считают нецелесообразным реконструировать некую компрессорную станцию (то ли денег нет, то ли куда-то они в другое место), чтобы можно было отпускать газ.

Наряду с этим (но это так, на заметку), там пару лет назад была украдена труба – просто украдена – стоимостью 1,8 миллиарда рублей. Уголовного дела до сих пор нет.

В.Путин: Я не понимаю. Что, выкопали и утащили, что ли?

В.Смирнов: Нет, ее не положили, но актами закрыли. То есть труба как бы есть, но ее как бы нет.

В.Путин: То есть деньги списали, а трубы нет?

В.Смирнов: Да. И уголовного дела тоже нет.

В.Путин: Это в каком месте?

В.Смирнов: Это Приозерский район. Вы там бывали, Вы знаете.

В.Путин: Я знаю, да.

В.Смирнов: И к этому еще сроки газификации в Ленобласти постоянно срываются, но в газовой монополии это называют красивым словом «перенос и синхронизация», ежегодная. То есть срываются, срываются, срываются, но это синхронизация.

И четвертое, что бы хотелось отметить. При всех проблемах в газовой монополии и проблемах жителей, которые от этих проблем тоже страдают (без газа, кстати, некоторые с 2009 года), при всем при этом дети членов правления, конкретные дети, мы о них писали, не стесняются занимать посты топ-менеджеров в дочерних организациях. Более того, они не стесняются выкладывать в интернет фотографии роскошных автомобилей, полетов на бизнес-джете, чтобы посмотреть в Италии футбол. Как Вам такое народное достояние, Владимир Владимирович? Не заигрались они случаем?

В.Путин: Конечно, всегда нужно следить за расходами, за полетами на суперджете, и надо посмотреть, что они там делали, какой футбол смотрели. Ведь Газпром, кроме всего прочего, спонсирует иностранные футбольные клубы, скажем, «Шальке 04» в Германии. Но почему спонсирует? Потому что работает там активно, в Германии, в Италии работает. И это все нужно поддерживать. Хотя все хорошо в рамках здравого смысла, и надо всегда за этим очень внимательно следить. И то, что Вы обратили на это внимание – это правильно. Я тоже посмотрю, где они там летают и на чем.

Но что касается газоснабжения внутри страны – оно растет. У нас растут, правда, и объемы продаж на внешний рынок. В этом году будет за 200 миллиардов кубических метров – это очень хороший результат, исторический максимум. И он нужен стране, он нужен не Газпрому, он нужен нашей экономике и бюджету, потому что основные доходы Газпрома, которые потом перетекают в бюджет, от экспорта, и это правильно.

Что касается внутренних вопросов, решение о газификации, повторяю еще раз, развивается. Там вопрос ведь не в Газпроме только, Газпром доводит трубу до населенных пунктов, а потом дальше распределение, и «последняя миля» так называемая, должна эта проблема решаться с помощью региона.

В.Смирнов: Такпостроил регион, уже построил.

В.Путин: Построил?

В.Смирнов: Да.

В.Путин: Хорошо, я проверю. Я этого не знаю, я обязательно это проверю и посмотрю.

Конечно, Газпром исходит из экономической целесообразности, но кроме экономической целесообразности есть, конечно, и вопросы, связанные с социальными проблемами, в том числе с обеспечением газом населения той или другой территории.

Я посмотрю, насколько она построена. Знаете, между заявлениями местных властей и реалиями часто, очень часто, во всяком случае, дистанция достаточно большого размера. Я обязательно обращу на это внимание. Это Приозерский район, я услышал. Да, Приозерский район?

В.Смирнов: ЧастичноПриозерский, частично Выборгский, частично Петербург.

В.Путин: Хорошо.

В.Смирнов: «Газпром» говорит, что у них не готова станция.

В.Путин: Я вас уверяю, я обязательно посмотрю на этот вопрос и отреагирую.

У нас не так благостно идет, но все-таки более-менее ровненько. А вот «Новая газета», она сейчас нам чего-нибудь подбросит. Пожалуйста.

И.Азар: Здравствуйте!

В.Путин: Добрый день.

И.Азар: В этом году в Центральноафриканской Республике погибли мои коллеги и друзья Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко.

В.Путин: Это большая трагедия, согласен с Вами.

И.Азар: Что Вам известно об обстоятельствах их гибели и, в частности, о возможной причастности к этому частной военной компании «Вагнер»?

Во-вторых, что Вы думаете, насколько это вообще правильно, что бизнесмен, которого называют вашим поваром, Евгений Пригожин, как считается, занимается и руководит ЧВК «Вагнер»?

И в целом, что Вы думаете о деятельности частных военных компаний. Складывается впечатление, что Вы как-то стесняетесь этого или отрицаете этот факт. Может быть, стоит этим гордиться, ведь они действуют в Сирии, на Донбассе, в Центральной Африке и других странах?

И второй короткий вопрос. Как Вы знаете, правозащитник Лев Пономарев, наверное, Вам известный, 77-летний человек арестован на 15 дней за пост в «Фейсбуке». Как Вы как человек к этому относитесь? Нормально ли это?

В.Путин: Давайте начнем с «Вагнера» и поваров.

Все мои повара – сотрудники Федеральной службы охраны. Они люди военные, находятся в разных званиях. Других поваров у меня нет.

Надо, чтобы было это ясно, понятно, и чтобы мы к этому не возвращались. Если кто-то хочет приклеить какие-то ярлыки, это их дело, и здесь ничего страшного нет. Это такая у нас политическая возня происходит. Есть даже такое понятие «безопасное питание». Мы никому это питание, кроме как сотрудникам ФСО, не передаем, чтобы было Вам понятно.

Теперь по поводу «Вагнера» и того, что люди делают. Все должны оставаться в рамках закона, все. Если есть какая-то… Мы можем запретить вообще частную охранную деятельность, но стоит только это сделать, думаю, что и к Вам придут с большим количеством петиций, требованием защитить этот рынок труда. У нас там работает чуть ли не миллион человек. Если эта группа «Вагнер» что-то нарушает, тогда Генеральная прокуратура должна дать правовую оценку.

Теперь по поводу присутствия их где-то за границей. Если, повторяю еще раз, они не нарушают российского закона, они вправе работать, продавливать свои бизнес-интересы в любой точке планеты.

И, наконец, о трагедии, которую Вы упомянули. Это, безусловно, трагедия: погибли люди, у них есть семьи, близкие люди. Вообще, к сожалению, очень много трагедий связано с журналистами. Думаю, что мы никогда не должны забывать, в том числе и о журналистах, которые погибли на юго-востоке Украины, попав под обстрел, или тех, на которых фактически было совершено покушение, которых расстреляли. Об этих тоже, пожалуйста, не забывайте.

Ваши коллеги, насколько мне известно, приехали в Африку без всякого уведомления местных властей, приехали даже не как журналисты, они приехали как туристы. По имеющимся на сегодняшний день данным, покушение совершили какие-то местные группировки.

Насколько я представляю, там идет расследование. Достоверных данных, к сожалению, пока нет, но мы очень рассчитываем на то, что они будут получены. По дипломатическим каналам мы держим эту ситуацию на контроле. Надеюсь, что хоть когда-нибудь мы узнаем, что же в реалиях там произошло. Но хочу принести свои соболезнования и вам, всем членам редакции и близким людей, которые там погибли.

С.Мильвит: Владивосток!

В.Путин: Давайте Владивосток. Громче всех…

С.Мильвит: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Спасибо Вам большое, что предоставили мне слово.

От всей души и от всех владивостокцев хотел бы выразить благодарность о Вашем принятом решении, что Владивосток теперь столица Дальневосточного федерального округа. Большое Вам спасибо.

На прошлой конференции я Вам задавал вопросы, связанные с экологией, мусоросжигательным заводом, «Снеговой Падью», вырубкой лесов. Вам еще раз большое спасибо, что мусоросжигательный завод закрыли. Надеюсь, что его и не откроют.

Единственное, там по переработке мусора есть некоторые фирмы, которые хотели бы заниматься раздельным мусором, но почему-то региональный оператор им этого предоставить не может, так как это в аренде, и земельный участок не может быть в субаренде и так далее.

И недавно у нас прошли выборы, как Вы знаете, и, конечно, самым протестным оказалась пенсионная реформа. Это в принципе в основном и повлияло на затяжной характер этих выборов, самое главное.

И знаете, Владимир Владимирович, хотел продолжить про экологию. Вот спорткомплекс, который я обозначал, его закрыли, но его так и не достроили. Обманутые дольщики, которые во второй раз так же были Вами оповещены, дома не достроены. Дальхимпром – Карьерная, где у нас морская пехота располагается, там есть школа № 55, которую тоже закрыли, и теперь детки ездят в отдаленные школы.

И еще один момент. Земли лесного фонда находятся в государственной собственности так же, как стратегический объект «Примводоканал». Что происходит сегодня? Сегодня лесной фонд у нас – как всегда на кадастровый учет леса не поставлены до сих пор, до сих пор идет вырубка лесов, постройка коттеджей все так же и остается.

Озера, водоемы на «Примводоканале», которые должны находиться в государственной собственности, сегодня находятся в частной собственности. С этим вопросом прошу Вас разобраться.

Реплика: Вопрос!

С.Мильвит: Хорошо. Простите, пожалуйста. Переходим. Хотел небольшую ремарку про пенсионную реформу.

Мне кажется, что пенсионная реформа – здесь прошел такой момент, наверное, где-то, скорее всего, Вас в этом обманули. Объясню в чем. Получается, пенсионный дефицит за 2018 год составляет 257 миллиардов, правильно?

А когда началось некое народное волнение, то мы решили им добавить еще 500 миллиардов, то есть чтобы какие-то льготы были. И Вам не кажется, что здесь лучше, может быть, стоит обратить на это внимание и отменить пенсионную реформу?

То есть мы тратим большие деньги, такой дефицит, а столько тратим. В принципе про пенсионную реформу я все вроде сказал.

Подождите. Еще раз хотел Владимира Владимировича Путина поздравить с Новым годом, пожелать Вам сил, творческих успехов и всего.

И последнее хочу сказать, ребята, извините. Господин Дмитрий Сергеевич Песков сказал, что пришла информация, хочу озвучить.

Ребята, хочу реально, минуя все какие-то мои просьбы, которые журналисты хотят, чтобы я озвучил, хочу озвучить самый важный вопрос.

Владимир Владимирович, помогите, пожалуйста. Есть Владислав Шестаков, 3 года, он болеет, Иркутская область, город Черемхово. Его нужно просто перевести в Москву.

Люди деньги собрали, помогите, пожалуйста, в этом. И на вопросы, которые я озвучил, ответьте, пожалуйста, на них.

Примите меры, верните лесной фонд государству и озера «Примводоканалу».

В.Путин: Давайте все-таки с самого чувствительного вопроса.

Прошу прощения у представителя «Новой газеты» – Вы у меня спросили про Льва Пономарева. Мы обсуждали этот вопрос на встрече с правозащитниками в рамках Совета. Я не потому, что хочу уклониться от него, просто упустил.

В отношении Пономарева принято решение судом за призывы к несанкционированным акциям. Не хочу подвергать сомнениям решения судебных инстанций, не ставлю под сомнение справедливость принятого решения.

Теперь по поводу очень чувствительного важного вопроса – пенсионной реформы. Вы знаете, в начале 2000-х годов и в середине, Вы знаете наверняка мою позицию, я говорил, что категорически против всякого изменения и повышения пенсионного возраста, тогда и невозможно было это делать.

Я и сейчас считаю, что это была выбрана правильная позиция, потому что и возраст (продолжительность жизни) был у нас низким – 65 лет, и количество работающих (соотношение работающих к неработающим) было другое, более или менее приемлемое.

Сейчас кардинально это все поменялось. Дело не в дефиците сегодняшнего дня, дело в том, что тенденции такие, что количество работающих становится все меньше и меньше, а количество неработающих пенсионеров увеличивается.

Да, сейчас, Вы правы, сейчас это можно закрыть, я же сказал об этом в своем обращении. Пять-семь лет будем жить спокойно, но пройдут эти пять-семь лет, и придется все равно, страна вынуждена будет это сделать, но уже придется это сделать резко, без всяких переходных периодов, без всяких льгот, в том числе и для женщин.

И придется сделать это резко, вот в чем все дело. Если бы не было понимания этих тенденций, я никогда бы не разрешил этого сделать, но это объективные тенденции, от этого никуда не деться.

Вы понимаете, я же прекрасно отдавал себе отчет в том, как люди будут реагировать. Здесь ведь чего ни объясняй, все равно, когда конкретного человека это касается, это не вызывает восторга. Я прекрасно отдавал себе отчет в том, что будет критика и справа, и слева.

То, что делалось слева, мы знаем: своей экономической политикой в свое время развалили, по сути дела, Советский Союз, а потом в 90-е годы чуть не развалили Россию. У нас не было бы Российской Федерации, у нас была бы какая-нибудь Московия.

Эту ситуацию удалось удержать, купировать. Больше того, страна развивается, крепнет. Такие вещи неприятны, и ясно, что никакого восторга они не вызовут, но неизбежны. Повторяю еще раз, если бы не был убежден в том, что это неизбежно, никогда бы этого сделать не позволил.

Значит, теперь по поводу конкретных вопросов, которые Вы поставили: это лесной фонд, школа, спортивный комплекс. Это, как Вы понимаете, требует отдельного изучения, это частные вопросы.

Я Вам обещаю, что обязательно на это посмотрю. Надеюсь, что Олег Кожемяко тоже посмотрит. Он, наверняка, слышит меня. Прошу его мне соответствующую информацию представить и доложить.

По поводу переноса административного центра во Владивосток. Это Трутнев ставил такой вопрос очень давно, в течение нескольких предыдущих лет. Владивосток развивается очень активно и является действительно центром и региона, и в известной степени центром притяжения, имею в виду соседние страны, поэтому, мне кажется, это обоснованное решение.

С.Мильвит: Еще про ребенка…

В.Путин: Где находится мальчик?

С.Мильвит: Город Черемхово, Иркутская область.

В.Путин: Что с ним, что с ним такое?

С.Мильвит: Он болеет.

В.Путин: Хорошо, мы поможем обязательно.

Д.Песков: Коллеги подойдут к вам и возьмут ваши координаты.

В.Путин: Да, пожалуйста.

А.Мельникова: Добрый день! Меня зовут Анастасия Мельникова, Znak.com.

Владимир Владимирович, в последнее время с пугающей регулярностью поступают сообщения о пытках в тех или иных колониях, СИЗО, спецприемниках.

И я, наверное, сейчас в основном скажу о Свердловской, Челябинской, Оренбургской областях, Саратовской, это Хакасия, это Забайкальский край. И благодаря нашим коллегам из «Новой газеты» летом мы узнали о чудовищных пытках в Ярославской колонии.

При этом мы знаем историю серийного убийцы Вячеслава Цеповяза, который, находясь в колонии строгого режима, мог себе позволить различную роскошь: крабы, икру и так далее.

Не кажется ли Вам, что реформа в системе ФСИН остро необходима – и необходима прямо сейчас? И что Вы, как человек, который явно не от меня первый раз слышит об этих проблемах, можете сказать, что будет сделано, кто будет за это отвечать.

И когда это произойдет, чтобы колонии в России перестали быть для одних местом для отдыха, а для других узаконенными пыточными средневекового образца? Потому что то, что сейчас происходит в системе ФСИН, это перебор. Это даже для нашей страны перебор.

В.Путин: Значит, ситуация в местах лишения свободы должна находиться под постоянным контролем прежде всего прокуратуры. И, разумеется, то, что мы видим факты, которые там всплывают, это абсолютно недопустимо.

Любые нарушения закона, тем более пытки – это преступление. И эти правонарушения, эти преступления должны быть наказаны. Кстати говоря, так и происходит, когда в том числе с помощью средств массовой информации такие факты всплывают.

Говорить о том, что там нужно все переломать, тоже было бы неправильно. Нужно совершенствовать эту систему, нужно повышать уровень гражданского контроля – с этим я согласен полностью.

Но в этой связи могу напомнить, что у нас созданы соответствующие комиссии, которые должны работать, и которые будут получать поддержку со стороны государства, со стороны Президента. Надеюсь, что они тоже сыграют свою позитивную роль в решении тех проблем, которые, безусловно, в системе есть.

Р.Фаляхов: Gazeta.Ru, меня зовут Рустам Фаляхов. Здравствуйте!

Владимир Владимирович, на этой пресс-конференции, когда Вы ее открывали, Вы подвели макроэкономические итоги года, и, вроде, так все получается, что живем все лучше и лучше, жители Парижа, наверное, просто должны были бы очень позавидовать, если верить этой статистике.

В.Путин: Коренные жители Парижа переезжают в пригороды по целому ряду причин. Поэтому такое неудовольствие вызвало повышение цен на бензин, многие коренные парижане переехали в пригороды, и повышение цен на бензин очень бьет по их семейным бюджетам. Ладно, это другой вопрос.

Давайте поговорим о нашем жилищном строительстве.

Пожалуйста.

Р.Фаляхов: У меня вопрос о достоверности статистики, о достоверности той информации, которая используется при замерах уровня жизни россиян, о том, как вообще себя чувствуют россияне. Если верить рапортам Правительства, то доходы растут, Вы тоже называли цифру – на 0,5 процентов

Доходы растут, а цены падают. Но когда россияне видят ценники на товары и услуги, они понимают, что правительственные чиновники просто жонглируют цифрами. Речь идет о статистике Минтруда, Минэкономразвития, Минфина и других ведомств.

У экспертов тоже недоумение, их цифры, их данные не бьются опять же с данными официальной статистики, и, видимо, от нехорошей жизни уже эксперты предлагают ввести для России несколько экзотический индекс счастья, но зато будет учитываться голос россиян при этом.

Мой вопрос очень простой: не пора ли все-таки произвести тонкую настройку официальной статистики, иначе получится, что майский Указ будет выполнен, легко будет выполнен, а индекс счастья покажет ноль?

В.Путин: Ваша озабоченность понятна, и я отчасти ее разделяю, но именно отчасти, в том смысле, что нужно лучше объяснять людям, откуда берутся эти цифры и что они значат, и как на них реагировать.

Потому что когда просто голые цифры преподносятся, и говорят, что жить стало лучше, жить стало веселее, а люди видят, как Вы говорите, реальное повышение ценников в магазинах, то тогда это вызывает недоумение и недоверие порождает к этой статистике. Она, кстати говоря, несовершенна. Если удастся, если нам не надоест друг с другом разговаривать в течение такого времени, можем вернуться к этому.

Она не идеальна, но самое главное в том, что дело даже не только в ее качестве, которое нуждается в совершенствовании, дело еще и в том, чтобы объяснять людям, что это усредненные цифры.

Мы говорим об уровне жизни. Мы говорим об уровне заработной платы. Я сказал, что на 10 месяцев текущего года рост составил 7,4 процента. По концу года будет 6,9. Но люди посмотрят и скажут: «Нет у меня такого повышения».

Это – усредненная цифра. Она касается отдельных отраслей и отдельных регионов. Где-то есть это повышение, в какой-то отрасли, условно говоря, у нефтяников или металлургов, а где-то этого нет. Это – усредненная цифра. Вот в чем все дело.

Один из важнейших показателей – это располагаемые денежные доходы населения и объемы продаж. Это более или менее бьется с реальным положением дел. А здесь оно какое?

У нас в 2015 году было минус два с лишним процента, реальные располагаемые доходы населения, в 2016-м – минус 5,8, в 2017-м – 1,2, но тоже минус. Это – располагаемые доходы населения.

Кстати говоря, те, кто занимается профессионально, знают наверняка, что это такое. Но для большинства это непонятно. Я 30 секунд потрачу на то, чтобы сказать, что это такое, как считаются эти цифры.

Расходы граждан достаточно легко посчитать, сколько где платят, каков ценник. То есть, если люди израсходовали, значит, эти деньги были. Затем к этому прибавляются накопления в банках и «наличка».

В целом это считаемая величина, потому что в банках примерно понятно, сколько люди хранят. Центральный банк, который регулирует денежную массу, понимает, какова она: сколько в банках, значит, сколько на руках.

Труднее считать «наличку», скапливающуюся у людей в иностранной валюте, примерно понятно: отсюда вычитают все налоги, которые платит гражданин (НДФЛ или налог на собственность, если такая есть), и делают корректировку на инфляцию.

Вот это денежные располагаемые от дохода населения. Они у нас, повторяю, падали все эти годы. И сейчас, только сейчас, в конце этого года, может быть плюс 0,1 и то, если мы не будем учитывать пять тысяч выплат пенсионерам в конце 2017 года.

Но тенденция, в принципе, положительная, она еще и подкреплена другими данными. Какими? Объемом продаж – они растут. В самой автомобильной индустрии у нас есть проблемы, но объем продаж легкового транспорта вырос на 27 процентов.

У нас, как я уже говорил, выросло производство одежды, обуви, продуктов питания – на 13 процентов, а предыдущий показатель – на 9.

У нас объемы авиационных перевозок за границу выросли на 46 процентов, а внутренних авиаперевозок – на 20 с лишним процентов. Это все вещи, которые свидетельствуют о том, что растет покупательная способность. Постепенно, аккуратно, но она возрождается.

Если, мне кажется, людям объяснять нормальным человеческим языком и показывать в комплексе, то станет более понятно, где мы находимся и куда двигаемся. Но совершенствовать эту систему, безусловно, нужно, я с Вами полностью согласен.

Мне трудно сориентироваться… Вот с российским флагом – как же, нужно обязательно.

Е.Еськина: Спасибо большое, Владимир Владимирович, в первую очередь, наверное, от операторов, потому что, оказывается, мой флаг мешал. Но Вы не бойтесь, флаг был самым длинным, вопрос будет короткий. Меня зовут Елена.

В.Путин: Российский флаг никому не может мешать!

Е.Еськина: Вот видите, операторы!

Так вот, меня зовут Елена Еськина, я журналист ГТРК «Дагестан».

Мы живем в большой, многонациональной стране, и это замечательно, не правда ли?

В.Путин: Очень хорошо.

Е.Еськина: Видите, короткий вопрос. Просто немножечко добавлю теперь. А мне вообще повезло, я живу в многонациональной стране …

В.Путин: Теперь немножко о себе. Пожалуйста.

Е.Еськина: В многонациональной Республике Дагестан и еще плюс в многонациональной семье – я сама русская, а мой муж аварец и наши дети, соответственно, уже немножечко такого неславянского типа.

В.Путин: Вы тоже на аварку похожи уже.

Е.Еськина: Да?

В.Путин: Немножко есть.

Е.Еськина: Знаете, столько лет прожить в Дагестане!

В.Путин: Ну, да. (Смех.)

Е.Еськина: Так вот, когда у меня появились дети, я начала обращать внимание на то, что у нас показывают по российскому телевидению. И очень часто, если не всегда, в рекламах у нас бывают детки такие красивые – светленькие, светлый волос, светлые глазки, большие голубые глаза.

И я задумалась: а где остальные, допустим, какие-то типажи, допустим, монголоидный типаж? Ведь у нас Россия многонациональная, порядка 200 народов у нас живет. Давайте возьмем даже полк, самый главный полк страны – Кремлевский, то там тоже ребята у нас практически, не практически, а славянской внешности. И существует негласный критерий о том, что нужно идти славянским ребятам. Вам этого не кажется?

В.Путин: Нет.

Е.Еськина: Не кажется. Значит, мне показалось. Тогда просто я обращусь к Вам…

В.Путин: Вам кажется.

Е.Еськина: Наверное, показалось, прошу прощения.

У меня к Вам просьба. Здесь мне точно не показалось, у меня огромнейшая просьба к Вам. Обратите внимание на расследование дела об убийстве братьев Гасангусейновых.

В 2016 году в Шамильском районе в ходе спецоперации были расстреляны два подростка. Впоследствии выяснилось и доказано судом, что они не были боевиками и не были причастны к незаконным вооруженным формированиям.

Сейчас дело уже переквалифицировано и идет разбирательство по статье 105 «Убийство», где пострадавшей стороной признан отец. Дело передано в Москву, но, к сожалению, точку в этом деле никак не поставят.

Я Вас очень прошу, возьмите под свой личный контроль расследование этого дела об убийстве братьев Гасангусейновых и, пожалуйста, как можно быстрее официально реабилитируйте этих ребят. Просто очень жалко родителей.

В.Путин: Я должен дать соответствующее поручение, считайте, что оно уже есть, Александру Ивановичу Бастрыкину. Он как раз возьмет это под контроль и мне доложит, что там происходит.

Я, честно говоря, об этом первый раз слышу. Но обещаю вам, что уделю этому необходимое внимание. И у Бастрыкина такое поручение будет.

Турция… Дайте, пожалуйста, микрофон.

Ф.Сафаров: Фуад Сафаров, журналист – эксперт по Турции. Информационный портал РиА «Вести».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Недавно Турция отметила годовщину основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Хотелось бы узнать Ваше отношение к личности Ататюрка, как вы оцениваете его историческую роль в мировой политике. Если вспомнить Ататюрка, сегодня как развиваются российско-турецкие отношения?

В.Путин: Ататюрк, безусловно, выдающийся деятель турецкой истории, он вписал очень яркую страницу в сохранение и восстановление турецкой государственности, очень многое для этого сделал.

И был большим другом России, мы это хорошо знаем, сотрудничал с Россией, работал вместе с ней, и мы это очень ценим.

Ататюрк создал современное турецкое государство, заложил его базисные основы. Так я к этому и отношусь.

Что касается сегодняшнего состояния, думаю, что мы должны быть довольны тем, как развиваются российско-турецкие отношения и в экономике, и в сфере безопасности. Хотя наши интересы в чем-то не совпадают, но находим компромиссные решения по урегулированию сирийского кризиса.

Мы с уважением относимся к национальным интересам Турецкой Республики, турецкого народа на этом направлении, но мы видим, что и наши турецкие партнеры также готовы на эти компромиссы идти, и находят вместе с нами эти компромиссы на благо развития ситуации в Сирии, на благо борьбы с терроризмом и на благо укрепления наших отношений.

Что касается экономики, Вы сами это видите, наши связи укрепляются. Турция проводит, несмотря на то, что она является страной НАТО, выполнят свои обязательства, насколько мы видим. Как член Альянса в то же время проводит независимую внешнюю политику.

Мы это очень ценим, это создает условия прогнозируемости и устойчивости наших отношений. И в этом смысле, конечно, очень велика роль действующего Президента Турции. Надеемся, что такая же тенденция будет продолжена дальше под руководством господина Эрдогана.

Д.Песков: Если можно, телерадиокомпания СНГ «МИР».

В.Путин: Следующий будет по дольщикам, хорошо?

Э.Дашкуева: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Элина Дашкуева, МТРК «МИР».

На форуме «Россия зовет!» Вы сказали, что доллар покидает Россию. Прежде всего, какие плюсы и минусы нас ждут от этого, и в какой валюте теперь будут рассчитываться страны Евразийского экономического союза, появится ли своя межгосударственная валюта и будут ли использоваться новые цифровые технологии, например, блокчейн.

В.Путин: Очень важный вопрос, интересный. Что касается долларизации и дедолларизации экономики, в том числе российской экономики.

В целом по данным МВФ объемы расчетов в мире в долларах чуть-чуть снизились. Они были где-то в позапрошлом году, по-моему, 63 с небольшим процента, а сейчас – 62 с небольшим процента. Но расчеты в долларах для России выше – 69 процентов.

Связано это с тем, что основные наши экспортные товары, прежде всего нефть, котируются на мировых биржах в долларах, это большой объем.

Объемы наших золотовалютных резервов в долларах снижаются, мы были держателями американских бумаг, которые котируются в долларах, совсем недавно, в объеме 104 миллиарда долларов, сейчас 14,4 миллиарда долларов. Незначительно, но подросли расчеты в йенах и фунтах в мировой торговле.

Что касается дедолларизации, то она связана исключительно с расчетами между хозяйствующими субъектами, и никак не касается граждан.

Мы когда вчера обсуждали сегодняшнюю пресс-конференцию, мне Дмитрий Сергеевич сказал, что убирают рекламы обменных курсов в некоторых городах, в том числе в Москве, и у граждан вызывает вопрос, с чем это связано, не связано ли это с какими-то запретами хождения долларов.

Ничего подобного нет – и не будет, хочу всех успокоить, а реклама обменных курсов на обменниках связана только с одним: борьбой с нелегальными конторами по обмену денег. Это просто наведение порядка в сфере финансового, денежного оборота, борьба с серыми конторами, действующими в этой области, не более того.

Что же касается рубля. Да, его роль как резервной валюты, используемой в расчетах, возрастает (немного, но возрастает), прежде всего в расчетах между странами ЕврАзЭС [Евразийский экономический союз] и на постсоветском пространстве.

Скажем, в расчетах между Россией и Белоруссией в значительной степени вырос: там, по-моему, уже под 60 с лишним процентов, чуть ли не 70 процентов в безналичном расчете, в наличных меньше. Но роль рубля в этом сегменте будет, конечно, укрепляться, это очевидно.

Просто это надежнее и не связано с издержками, особенно с издержками в долларовых расчетах. Потому что мы с вами хорошо знаем: где бы ни происходили расчеты в долларах, они все равно идут через американские банки.

А если идут ограничения, то это вызывает желание уйти от этих ограничений, это – естественная реакция. В мире, кстати говоря, это происходит в связи с нестабильностью с этими расчетами.

Но для того чтобы рубль укреплялся в качестве такой хотя бы региональной резервной валюты, нужно решить несколько задач. Первое – сократить волатильность. Курс должен быть стабильным и в целом нам удается это сделать в последнее время.

Это связано с деятельностью Центрального банка, это связано с деятельностью Правительства Российской Федерации. Как вы видите, он стабилен, он даже несколько оторвался уже от колебаний цен на энергоносители и на нефть, в том числе и благодаря введению плавающего курса рубля.

Это – первая задача. Но надо и дальше стабильность обеспечить, низкую инфляцию держать. Это чрезвычайно важное обстоятельство.

Ну и следующий шаг – нужно развивать финансовую инфраструктуру в расчетах в рублях. Понятно, что это такое. Надо совершенствовать механизмы расчетов между хозяйствующими субъектами и финансовыми организациями. Мы будем это делать.

Д.Песков: Владимир Владимирович, может быть, вопрос от иностранцев. Я вижу The Wall Street Journal.

А.Симмонс: Добрый день, господин Президент! Спасибо Вам большое за возможность задать вопрос.

На Западе многие политики, эксперты и даже простые люди видят в России большую угрозу. Они даже думают, что Вы как Президент России хотите править миром.

В.Путин: Ну, конечно.

А.Симмонс: Я хочу знать, действительно Вы хотите этого? И скажите, пожалуйста, какова настоящая цель Вашей внешней политики? Благодарю Вас.

В.Путин: Что касается управления миром, то мы знаем, где находится штаб, который пытается это делать, – и он не в Москве. Но это связано с ведущей ролью Соединенных Штатов в мировой экономике, связано с расходами на оборону: 700 с лишним миллиардов долларов Соединенные Штаты тратят на оборону, а мы – 46.

На минуточку, у нас 146 миллионов граждан в России, а в странах НАТО – 600 миллионов, и Вы считаете, что наша цель – управлять миром? Это штамп, который навязывается общественному мнению западных стран для решения внутриблоковых и внутриполитических вопросов.

Внутриблоковых – это значит, что для того чтобы сплачивать вокруг себя страны, скажем, НАТО, нужна обязательно внешняя угроза, иначе не обеспечить этого сплочения, надо против кого-то сплачиваться. Против России – это хорошо, крупнейшая ядерная держава.

Внутриполитические – тоже во многих странах, к сожалению, до сих пор, особенно в Восточной Европе процветает русофобия. Для чего? Для того чтобы обеспечить на основе каких-то прежних исторических страхов тоже свое внутриполитическое благополучие.

Это тоже вредно, потому что, в конечном итоге, это эксплуатация фобий прошлого, которые мешают двигаться вперед. Это вредит тем странам и народам, руководство которых пытается проводить такую политику.

На самом деле главная цель нашей внешней политики – обеспечить благоприятные условия для развития Российской Федерации, ее экономики и социальной сферы, обеспечить безусловное движение вперед и укрепление нашей страны внутри, прежде всего, и для того, чтобы она заняла достойное место на международной арене как равный партнер среди равных.

Мы выступаем за то, чтобы укреплять систему международного права, обеспечить безусловное исполнение Устава Организации Объединенных Наций и на этой платформе развивать равноправные отношения со всеми участниками международного общения.

Д.Песков: Владимир Владимирович, обещали про дольщиков. Кто про дольщиков хотел спросить?

В.Путин: Да, пожалуйста. Это важный вопрос, давайте.

А.Андреева: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Андреева Алла Анатольевна, «Рязанская областная газета».

Владимир Владимирович огромное спасибо, что дали возможность сказать.

В.Путин: Пожалуйста.

А.Андреева: Мое обращение к Вам от Питера.

В.Путин: От Питера?

А.Андреева: Я как и Вы коренной житель Петербурга. Понимаете?

В.Путин: Опять Питер. «Рязанская газета» от Питера. Питер щупальца везде свои распустил.

А.Андреева: Мы с Вами оба работаем немножко не там, где родились.

В.Путин: Совсем не там.

А.Андреева: Владимир Владимирович, очень большая просьба к Вам, обратить внимание на обманутых дольщиков: Санкт-Петербург, Ленинградская область, да и вся Россия.

Что сейчас происходит? В Санкт-Петербурге, для того чтобы отчитаться перед Москвой, что все хорошо, вводят в эксплуатацию попросту недостроенные дома, дома, которые не соответствуют договорам долевого участия. Понимаете, во время «Прямой линии» с Вами 15 июня 2017 года Албин и Миненко, федеральный инспектор, просто стояли под моим домом, который был не достроен, там велись вовсю строительно-монтажные работы, и ввели его в эксплуатацию официально, совершив уголовное преступление. Понимаете, за нашу принципиальную позицию таких активистов, как я в том числе, нас травят. Против меня собираются, пытаются возбудить уголовное дело за то, что я пытаюсь писать правду про чиновников.

Дальше. 6 октября 2015 года был убит мой муж. Следствие до сих пор топчется на месте. Они первые полтора года превратили мою жизнь просто в кошмар, жизнь мою, моей семьи из-за того, что с места следственных действий происходила утечка информации в СМИ. Умерла моя мама, услышав это по телевизору. Понимаете, что происходит в Санкт-Петербурге? Мне машину сожгли до этого. И все вот это – все Питер наш с Вами родной. Пожалуйста, я очень прошу вас, обратите внимание на Питер и на обманутых дольщиков не только Петербурга, но и Ленинградской области и всей страны.

Я даже не знаю, давайте мы вместе с Вами… Мы такие же люди, как и Вы, мы не страшные, мы не кусаемся. Приезжайте в Питер, встретьтесь с активистами, мы Вам расскажем правду. Все как есть на самом деле, без этих липовых отчетов, без этих «дорожных карт», филькиных грамот, которые публикуют на своих сайтах эти чиновники, по всей стране. Со мной на связи обманутые дольщики, просто практически со всех регионов. У нас огромный актив уже организовался. Убедительная просьба. Это даже не вопрос, это крик о помощи: помогите, пожалуйста, обманутым дольщикам и по следствию по моему мужу, пожалуйста.

В.Путин: Вы связываете убийство Вашего мужа с Вашей деятельностью по поводу защиты интересов дольщиков?

А.Андреева: Я связываю только с этим.

В.Путин: Да? Я Вам обещаю, что я обязательно уделю этому внимание, обязательно, даже не сомневайтесь. Это первое.

Второе, по поводу самой проблемы, которую Вы подняли. Она действительно очень острая. Это дает мне повод сказать немножко шире о проблеме и о строительной отрасли. Вы знаете, это никогда не закончится, никогда просто, если мы не наведем здесь порядка и не перейдем к цивилизованным способам жилищного строительства. Действительно перед отраслью стоит задача 120 млн. кв. метров строить. Но мы должны обязательно прекратить эту практику привлечения денег граждан с безответственным затем поведением, связанным с расходованием этих денег.

Ведь что получается: да, мы держим относительно низкий профиль стоимости жилья, но за счет чего? За счет того, что кто-то получает это жилье, но по относительно низким ценам. В том числе это происходит за счет того, что у части людей деньги изымаются, и они вообще ничего не получают: ни денег, ни жилья. Вот, в чем корень проблемы и корень зла. Поэтому нам нужно, безусловно, переходить на цивилизованные способы финансирования этой отрасли, даже если это приведет к некоторому снижению в строительном секторе или даже приведет к определенному повышению. Но без этого нам никогда будет не навести порядок.

Нужно переходить к банковскому финансированию, к кредитованию отрасли нормальным, цивилизованным способом, иначе это не закончится никогда. Ну а те люди, которые попали в сложную жизненную ситуацию в связи с тем, что деньги отдали, а жилье не получили, конечно, этим людям, безусловно, нужно помочь. И не нужно закрывать глаза на масштаб этой проблемы. Ясно, и я с вами согласен в том, что даже цифры, которые сейчас показываются, цифры обманутых дольщиков и личные проблемы, не бьются с реалиями – в реалии проблема острее, чем она показана в документах.

Что касается ситуации конкретно в Вашем вопросе – я, конечно, не знаю конкретно этих домов, но мы посмотрим. И я с исполняющим обязанности губернатора тоже поговорю, он человек очень опытный, Александр Дмитриевич, он в состоянии разобраться с этим. Надеюсь, ситуация поправится, во всяком случае, можете не сомневаться, что это будет предметом нашего с ним разговора. И первое, что произойдет, – это он с Вами встретится.

В.Путин: Коллеги, уважаемые, послушайте меня. Если мы хотим еще немножко продолжить, то мы не должны превращать нашу пресс-конференцию в несанкционированный митинг. Ладно? Давайте не будем этого делать. Поэтому прошу вас успокоиться.

Д.Песков: Владимир Владимирович, разрешите санкционировать. «Большая игра», Марина Ким.

В.Путин: Да, пожалуйста.

М.Ким: Здравствуйте! Первый канал.

Большое спасибо за возможность задать вопросы. Это, кстати, к вопросу, есть ли неславянские лица на российском телевидении. Они есть, и каждый день «Первый канал» показывает меня в прямом эфире.

Наш вопрос: программа «Большая игра» о российско-американских отношениях. Мы хотели бы узнать, возможна ли встреча с господином Трампом после того, как он сам ее отменил, например, в ближайшее время, готовы ли Вы на это?

И хотим обратиться к Киплингу, к XIX веку, он говорил о том, что большая игра закончится только тогда, когда все ее участники умрут. И это было противостояние англосаксонского мира.

В.Путин: Молодец! «Хотите встретиться?» «Будет встреча?» «Все умрут».

М.Ким: Я поясню. Было противостояние англосаксонского мира и русского мира в XIX веке. Сейчас правила изменились, или это все та же игра? Большое спасибо.

В.Путин: К сожалению, мы видим, что очень многое. Как Маркс говорил, «родимые пятна прошлого еще присутствуют», но, надеюсь, что что-то будет все-таки выправляться, в конце концов, мы достигнем дна наших отношений и поймем, что нужно подниматься, нужно оттолкнуться от этого дна, подниматься, глотнуть воздуха свежего и с ясной головой подумать, как жить дальше.

Будет наша встреча или не будет – я не знаю, я много раз говорил об этом, о том, что мы готовы. Мы считаем, что есть вопросы, которые мы должны вместе обсуждать. Вот на экспертном уровне работа по Сирии, допустим, идет. Нам нужно также вместе поговорить и по проблемам Северной Кореи, по тому же Афганистану, по очень многим другим ситуациям в мире.

Нам, в конце концов, нужно поговорить о двусторонних отношениях, в этом мы заинтересованы, и мы, и, кстати говоря, наши американские партнеры. Нет, конечно, такого уж суперглобального интереса. У нас 28 миллиардов оборот всего, по-моему, даже упал уже, меньше 28, 25–27 миллиардов. Это ничто, ноль. С Китаем 100 миллиардов будет в этом году, а с Соединенными Штатами все уменьшается. Кто в этом заинтересован? Никто, в том числе Президент Соединенных Штатов, который продвигает идею возрождения экономики, как он говорит, в своем стремлении сделать Америку снова великой.

Конечно, я думаю, что работа с Россией и в сфере экономики, имея в виду хотя бы то обстоятельство, что мы играем одну из ключевых ролей на мировом энергетическом рынке – это само по себе имеет значение, и, кроме всего прочего, сфера нераспространения, глобальной безопасности. Есть о чем поговорить. Но мы же видим, что там происходит. Сейчас поменяется власть в Конгрессе. Почти наверняка, 100 процентов, можно прогнозировать, что будут новые атаки на действующего Президента. Сможет ли он в этих условиях выйти на какой-то прямой диалог с Россией, я не знаю, это надо у них спрашивать.

Но что меня беспокоит? Знаете, что, Вы сказали про англо-саксонский мир, там внутри происходят какие-то глубинные, тектонические изменения. Ведь обратите внимание, Трамп победил – это очевидный факт, с этим никто как бы и не спорит, но не хотят признавать эту победу, ведь это же неуважение к избирателям, эту победу не хотят признавать, делают все для того, чтобы делегитимизировать действующего Президента.

Или в Британии: Brexit прошел – никто не хочет исполнять. А ведь не признают что? Результатов выборов. Демократические процедуры нивелируются, они разрушаются, ценность их разрушается. Вот что там происходит. Это серьезный процесс. Я обратил внимание на то, что и западные эксперты уже рассуждают на эту тему, и в Штатах, кстати сказать, и в Британии. Мы должны иметь это в виду. Но что бы там ни происходило, все равно мы должны выстраивать двусторонние отношения. Мы к этому готовы. Как только, так сразу. Как только будет готова другая сторона, мы будем это делать.

В.Путин: А, да, вот. [Надпись.] «Как здоровье?». Вы имели в виду ваше здоровье, мое или чье? Или состояние здравоохранения в стране?

Е.Буткевич: Добрый день.

В.Путин: Добрый.

Е.Буткевич: Меня зовут Екатерина, федеральный телеканал «Министерство идей». Я интересовалась Вашим здоровьем.

В.Путин: Как называется?

Е.Буткевич: «Министерство идей». Это частный телеканал, находится в Екатеринбурге. Вопрос о Вашем здоровье. Как Вы себя чувствуете, как у Вас дела?

В.Путин: Не дождетесь. (Смех в зале.)

Е.Буткевич: Просто все интересуются только своими вопросами и никто не интересуется, как Вы, нужна ли Вам помощь в каких-то вопросах, например. (Смех в зале.)

В.Путин: Как Вас зовут?

Е.Буткевич: Екатерина.

В.Путин: Катя, мы обсудим потом. (Смех в зале.)

Е.Буткевич: Я не с вопросом, я с предложением.

В.Путин: Слушаю Вас.

Е.Буткевич: Все мы знаем, что в основе всего лежат идеи. В основе нашей жизни, нашего будущего, нашей страны лежат тоже идеи. И мы с нашей командой предлагаем создать министерство идей Российской Федерации.

В.Путин: Хорошая идея – создать министерство идей.

Е.Буткевич: Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому поводу. И мы, со своей стороны, готовы помочь в организации данного органа власти.

В.Путин: Я исходил из того, что у нас Министерство экономического развития в принципе должно выполнять эту функцию, потому что оно должно генерировать идеи развития. Но готов обсудить и Ваше предложение. Только нужно понять наполнение, что это значит. Вы со своими коллегами прикиньте, объясните, что такое «министерство идей», чем должно заниматься, как оно будет функционировать, на каких принципах, каково содержание работы.

Что касается здоровья – оно такое же, как у всех. То есть я, слава богу, занимаюсь спортом, и все у меня в порядке. Стараюсь за ним следить, за этим здоровьем. Но так же, как и все, в межсезонье могут быть какие-то там гриппы или что-то с этим связанное. На сегодняшний день все в порядке. Спасибо Вам большое за заботу.

Е.Буткевич: Спасибо.

Д.Песков: Владимир Владимирович, не было ничего про спорт. «Советский спорт», давайте?

В.Путин: Давайте. Про щуку там что-то. Что там с щукой?

Н.Яременко: Николай Яременко, «Советский спорт», здравствуйте.

Событий много спортивных, но вопрос будет один. Не буду говорить про чемпионат мира, мы его блестяще провели (странно, что сегодня никто про это не вспоминал), не буду и про вчерашний окончательный уход Мутко из футбола и даже не буду про наши грядущее 95-летие, где, надеюсь, увидим Вас у нас в гостях в редакции.

Вопрос короткий. Наболевшая и давняя тема – допинг. Такое ощущение, что вопрос уже стал давно политическим. Подобно тому, как мы находимся под санкциями, так и все международные спортивные структуры готовы лишний раз нас покусать.

С другой стороны, и для очень многих наших спортивных функционеров удобная позиция: можно ничего не делать и все объяснять только политикой. Как Вы считаете, мы очистились в этой сфере настолько, чтобы мы могли говорить, что у нас все в порядке?

В.Путин: Во-первых, мы сами, в значительной степени, сами виноваты в той ситуации, которая создалась, потому что все-таки применение допинга было.

Другое дело, что нам пытаются навязать тезис о том, что это было на государственном уровне. Это не так, этого никогда не было, нет – и никогда не будет, потому что мы должны думать не только о результатах, что, конечно, интересно, важно, но мы должны думать о здоровье наших спортсменов.

Но поскольку эти факты имели место быть, мы, во-первых, должны это признать и, во-вторых, мы должны сказать, что это наша вина, значит, мы не смогли организовать должным образом работу по борьбе с допингом. Но в этом как раз заключается и вина организаций, государственных структур, которые должны были это делать лучшим образом.

Что касается того, избавились мы от этого или нет – наверное, на 100 процентов нет. Работа проведена колоссальная, создана хорошая база для того, чтобы поставить работу на должный уровень и организовать ее должным образом и качество создать необходимое.

Но ведь это не только наша беда, во всем мире допинг применяется. Но мы должны стремиться к тому, чтобы это было нулевое применение, к этому должны стремиться.

Сейчас находится комиссия WADA у нас в стране, идут переговоры с нашим Минспорта, в том числе это касается и исследований имеющихся материалов. Надеюсь, что элемент политизации, – Вы правы, он тоже, безусловно, присутствует, – что и он в этой сфере будет полностью изжит.

Д.Песков: Мы работаем уже достаточно долго, Владимир Владимирович, уже свыше трех часов, почти три с половиной часа. В этой связи предлагаю, у нас есть три ветерана федеральной российской журналистики. Это Терехов – «Интерфакс», это Гамов – «Комсомольская правда», это Кондратьев – НТВ. Предлагаю в заключение дать эти три вопроса.

Давайте, Терехов.

В.Путин: Да, потом еще несколько коллег.

Д.Песков: Да, поскольку вы самые опытные, у вас должны быть самые сжатые формулировки.

В.Терехов: Абсолютно точно.

Вы в самом начале говорили и про здоровье, и про лекарства, и про здравоохранение, и все прочее. Во многом это зависит (наше здоровье) от лекарств. Скажите, пожалуйста, в какой степени мы независимы в создании нашей лекарственной базы от зарубежных поставок? В какой степени наши лекарства можно сравнить с зарубежными аналогами по эффективности, и кто отвечает за то, что наши аналоги хуже, чем даже на самом деле планировались?

В.Путин: Вы знаете что, здесь нам нужно наводить порядок многовекторно, в том числе бороться с такими тезисами, которые сейчас Вы сформулировали: кто отвечает за то, что у нас хуже наши аналоги, чем импортные? Это не так, они ничем не хуже, а борьба должна вестись по некоторым направлениям.

Нужно, чтобы и врачи, которые назначают эти лекарства, меньше сотрудничали с производителями, а больше думали о лечении пациентов. Понимаете? Потому что когда есть сотрудничество с конкретными производителями, тогда возникает тезис: «Наше хуже – давайте вот это импортное».

Но это не значит, что мы должны избавляться целиком от импортного. В том случае, когда действительно показано лекарство импортного производства, оно должно быть назначено. Это такой тонкий процесс, но чтобы было понятно со всех сторон, в чем заключается проблема.

Теперь по поводу объемов. Во-первых, даже экспорт у нас появился лекарственных препаратов: где-то на 700 миллионов мы в этом году проэкпортируем, отправим на экспорт наших лекарственных препаратов. Это не так уж и много, но все-таки уже и не мало, 700 миллионов будет.

Если посмотреть на ценник, то 30 процентов в ценовом измерении – это отечественные препараты на внутреннем рынке, 60 процентов – в упаковках, то есть по номенклатуре 60 процентов.

Теперь по поводу нашей зависимости или независимости. В мире все взаимозависимо, но сейчас мы производим, допустим, 80 процентов жизненно необходимых лекарств. Причем все больше и больше не просто это дженерики, которые мы берем из-за границы, а это и первоначальные субстанции, изготавливаются в России. В целом у нас работает эта программа. По-моему, она с 2015 года или даже раньше началась, до 2020 года.

По поводу развития фармацевтической и медицинской промышленности. Она работает, там предусмотрено около 200 миллиардов рублей, и она работает в целом достаточно эффективно. Это важнейшее направление нашей работы, мы, безусловно, будем его продолжать.

А.Гамов: Сайт, радио и газета «Комсомольская правда».

Владимир Владимирович, Вы знаете, честно говоря, мне сегодня немножко обидно за Президента Путина, потому что цифры красивые, цифры правдивые, они настоящие, они не вызывают, я думаю, у специалистов сомнений. А простой народ, я думаю, не совсем им верит, потому что Россия живет тяжело. Это первое.

Второе. Там не так спокойно, я имею в виду не ситуацию, а в сердцах, в душах, в головах, в мыслях, то есть люди очень сильно переживают и за Вас, и за страну. Так вот, почему это происходит? Я считаю, чиновники среднего звена, высшее звено, министры, губернаторы, – они все Путина боятся. Вы всех поставили сейчас, построили, все нормальные люди практически собрались. А чиновники, которые то про акциз на колбасу начнут говорить, то начнут говорить, что Кремль вообще не разрешает рожать, то еще что-то, воду мутят и мешают верить Путину, государству и так далее. Мне кажется, что нужны какие-то реформы. Что-то нужно делать с этим средним звеном. Давайте мы будем перевоспитывать, давайте мы будем Вам помогать.

В завершение скажу, буквально накануне пресс-конференции я получил такую телефонограмму, она очень короткая: «Гамов, спроси у Владимира Путина, не пора ли наконец обратить внимание на чудовищную пропасть между доходами топ-менеджеров и простых людей? И когда наконец Владимир Владимирович сделает на этот счет очень четкое заявление?». Потому что Вы несколько раз возвращались.

Спасибо огромное.

В.Путин: У Вас такой тезис. Это извечный русский, российский тезис. Царь хороший, а бояре – воры и разбойники. Вы знаете, если чего-то не получается, то все виноваты. Это, во-первых. А, во-вторых, я уже сказал, дело не в том, что цифры как-то бьются, а дело в том, что с ними и работают-то плохо. Ну, не разъясняют людям. А вот вы сказали, вот цифры хорошие, а там не верят. Вы как будто не слышали, что я говорил вначале или в середине, я же приводил данные, связанные с падением реальных располагаемых доходов населения. И чего же здесь хорошего-то? Я и не говорил, что это хорошо. Они как упали у нас в 2015 году, а в 16-м вообще минус 5,8. Чего же здесь хорошего? Я и не говорил, что это хорошо, я говорил, что тенденция, слава богу, выправляется, но это объективный фактор. И не думаю, что здесь люди в это не верят. Как раз вот это достоверные вещи, и люди как раз, надеюсь, это понимают.

По поводу чиновников вообще. Вы знаете, конечно, есть люди, которые не отдают себе отчета в том, что они говорят. Оказались не на своем месте, просто неаккуратно высказываются. Такие тоже есть. Но это же мы все, это наша среда. Такой человек был вчера кем-то, сегодня стал чиновником, возьми и ляпни там что-нибудь. Ну, он и не готов. Это значит, что он просто не готов для такой работы.

Ну, конечно, нужно работать с людьми, безусловно, и со всеми чиновниками. Ну, среди них тоже много очень порядочных и деятельных людей. Это факт, от этого никуда не деться. Понимаете, невозможно все закрыть и потом открыть коробочку, и там все будет хорошо. Не случайно Моисей водил еврейский народ 40 лет по пустыне. Ну, мы так не можем 146 миллионов по пустыне водить.

Поэтому это процесс взросления государственного аппарата, работы с ним. Мы сейчас стараемся это делать, видите, проводим различные конкурсы среди молодых. «Лидеры России» у нас проводится конкурс кадровый. Учим их потом в академии нашей. Из этой когорты уже там, по-моему, человек 12 или 15 стали губернаторами, 2 министра федеральных, 5 или 6 – заместители министров. Постепенно, постепенно будем распространять это и дальше. Это процесс длительный.

А.Гамов: О пропасти Вы не сказали.

В.Путин: Что касается пропасти. К сожалению, это есть. Первое.

Второе. К сожалению тоже, но это, как правило, мировая тенденция, во всяком случае, в крупных экономиках так происходит. Посмотрите, что в Штатах происходит. Здесь американские коллеги сидят, они должны читать свою собственную аналитику. Значит, разрыв между теми, кто зарабатывает очень много и теми, кто зарабатывает достаточно мало и скромно, по их меркам, он увеличивается. Кстати говоря, в этой связи предвыборный штаб Президента Трампа, сегодняшнего президента, он очень точно уловил это обстоятельство. Они, кстати говоря, использовали в предвыборной борьбе и оказались правы.

Мы, конечно, должны это учитывать. Мы должны сделать, как минимум, кардинально сократить количество людей, живущих за чертой бедности. Это правда.

Всё?

Д.Песков: Владимир Владимирович, на завершение у нас остался ветеран.

В.Путин: А, еще один ветеран.

В.Кондратьев: Я действительно буду очень краток.

Владимир Владимирович, в одном из своих выступлений на пресс-конференции прежде Вы сказали интересные слова, что Вы являетесь собирателем эмоций. Вы собираете эмоции, и это Ваше богатство как руководителя страны. Так вот в этом эмоциональном плане какой год это был? Какое событие года Вы считаете главным?

В.Путин: Два.

В.Кондратьев: Даже два?

В.Путин: Да, это выборы Президента, разумеется. Это важно для всей страны и чемпионат мира по футболу, это тоже оказалось важным для всей страны и для всего мира, как выяснилось.

Уссурийск. Пожалуйста, прошу Вас.

Е.Харина: Здравствуйте! Екатерина Харина, Уссурийск, телеканал «Телемикс».

Владимир Владимирович, на прошлой неделе Вы подписали Указ о переносе столицы Дальнего Востока из Хабаровска во Владивосток. В связи с этим вопрос: какие планы у Правительства на укрепление регионов Дальнего Востока, в частности Приморского края? Дождемся ли мы газифицирования? И что Вы думаете об объединении нашего края с Сахалинской областью?

В.Путин: Вы знаете, что касается объединения любых субъектов Федерации, это дело прежде всего самих субъектов Федерации в соответствии с действующим законом. Если Сахалин и Приморский край захотят объединиться, ну, пожалуйста, они должны провести соответствующие процедуры через парламент или через референдум, как у вас в региональном законодательстве это предусмотрено. Надо посмотреть. Сахалин – самодостаточный регион, у него бюджетная обеспеченность очень высокая, средний доход населения повыше, чем в крае, поэтому это внутреннее дело двух регионов. Это первое.

Второе – по поводу развития. У нас целый комплекс, целый набор развития Дальнего Востока и Приморского края, целый набор. Он связан и созданием благоприятных условий развития на Дальнем Востоке, это известные ТОРы, это «дальневосточный гектар», это развитие инфраструктуры, портов, аэропортов, это поддержка экспорта, в том числе и, прежде всего, неэнергетического экспорта – все это будем делать, это никуда не денется, наоборот, будет активно развиваться. Здесь не может быть вообще никаких сомнений. Это одно из ключевых направлений развития страны. Форпост наш на Дальнем Востоке. Это то, что создает нам дополнительные конкурентные преимущества. Будем обязательно развивать науку, будем развивать образование, будем дальше поддерживать Дальневосточный федеральный университет. Будем развивать, безусловно, судостроительный кластер, продолжим строительство верфи во Владивостоке. И Вы знаете, там первые шаги уже сделаны, достаточно большие, там будут строиться самые крупные по тоннажу суда в России. Таких крупных по тоннажу не строили даже в Советском Союзе, какие мы будем строить во Владивостоке. Будем, безусловно, поддерживать дальше авиационный кластер, и заказами будут заводы обеспечены, и науку там будем развивать. И возник новый совершенно кластер – это космос, это новый наш космодром Восточный. Биология моря, все, что связано с рыбой – все это будет находиться в поле нашего внимания. Я не сомневаюсь, что мы добьемся положительных результатов.

Я обещал «Euronews». Пожалуйста.

Г.Полонская: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Галина Полонская, телеканал «Euronews». Спасибо большое, что дали возможность задать вопрос. Я поставлю табличку, уже с ней сроднилась за эти четыре часа.

В ООН была принята резолюция о милитаризации Россией Азовского моря, Крыма, части Черного моря. После того, что произошло с украинскими кораблями в Керченском проливе, были сообщения о том, что Россия поставляет военную технику в Крым. Зачем России укреплять военное присутствие в Крыму и готова ли Россия объявить всю акваторию Азовского моря своей территорией? Спасибо.

В.Путин: Смотрите, в 2014 году люди, проживающие в Крыму, пришли на референдум и проголосовали в конечном итоге за воссоединение с Российской Федерацией. С этого момента, после соответствующих внутригосударственных процедур, Крым стал частью Российской Федерации, частью России. И на любой части своей территории мы вправе и будем строить так нашу военную политику, как мы считаем нужным для обеспечения нашей безопасности, Крым не исключение. Если Генштаб, если пограничники считают, что нам нужно на каких-то направлениях что-то сделать дополнительно, мы это будем делать. Безопасность России на этом направлении будет, безусловно, обеспечена. Ничего лишнего мы там создавать не собираемся, но то, что нужно, будет там сделано. Это первое.

Теперь что касается Азовского моря и Керченского пролива. Мы изначально сразу же практически объявили о том, что мы намерены построить для связи с Крымом мост, что мы и сделали. Сначала мы построили энергомост, потом газовую трубу туда бросили, теперь мы там строим две электростанции в Севастополе и в Симферополе общей мощностью 940 мегаватт. Мы строим дорогу «Таврида», которая в конце 2020 года уже будет. В следующем, по-моему, году должна быть в двухполосном варианте сделана, а в конце 2020-го – в четырехполосном варианте. Мы будем развивать инфраструктуру. То есть речь идет не только об усилении военной компоненты, но прежде всего гражданской, инфраструктурной. Это все, безусловно, будет реализовано. У нас существует федеральная целевая программа по развитию Крыма. И на ближайшие два года мы предусмотрели для развития полуострова 300 миллиардов рублей. Все это будет двигаться. Параллельно с этим будет и усиливаться, настолько, насколько нам это потребуется, военный компонент.

Что касается Керченских проливов. Это сложная ситуация, природно сложная, там очень узкие проливы, и они достаточно мелкие, глубиной где-то под 13 метров. Там всегда, хочу это подчеркнуть, практически всегда осуществлялась лоцманская проводка. И строительство моста ничему там не мешает на самом деле. Как раньше лоцманы проводили суда, так и проводят.

Растет товарооборот, грузопоток, в том числе и в портах Азовского моря. Это правда. Но там выстроена работа, все участники этой экономической деятельности знают, как это делается, там есть очередь. Да, она бывает побольше, бывает поменьше. Посмотрите, сколько у нас стоит судов перед входом в порт Новороссийск, тоже достаточно много.

Я еще раз вынужден буду сейчас повторить это: 11 сентября прошлого года украинские суда, в том числе и военные, исполнив все требования прохода через эти проливы и под мостом, кстати говоря, спокойно были проведены нашими лоцманами в Азовское море и дальше в порт назначения в Азовском море. Никто не мешал – наоборот, только помогли.

На этот раз все было по-другому. Это целенаправленная провокация в ходе предвыборной кампании господина Порошенко. Мы уже показывали в средствах массовой информации бортовой журнал, прямо написано «проникнуть скрытно». Что это такое – скрытно? Без лоцманской проводки это там неизвестно что может случиться, тем более некоторые деятели сегодня, которые правят бал в Киеве, публично заявляют о своей готовности взорвать этот мост. Естественно, мы не можем этого допустить. Это же было бы просто нелепо с нашей стороны – вот и все. Что касается обычной деятельности, никто не ограничивает, пожалуйста.

Теперь по поводу режима Азовского моря. У нас есть договор от 2003-го, по-моему, года. Он о чем говорит? Он говорит о том, что прибрежная зона в пять километров, не как обычно в мире по Международному морскому праву в 12 морских миль, а именно пять километров от берега, – это территориальные воды государства, в данном случае России или Украины, а все остальное – общее море. Кстати говоря, рыбаков наших в свое время захватили. Они же не заходили в пятикилометровую зону. Их захватили в общем море. Тем не менее, захватили, капитана до сих пор держат. И Ваш канал Euronews об этом не чирикает, спокойно, как будто так и надо. Так же как и захваченные другие наши моряки: там сухогруз какой-то где-то там сидит, тоже целая команда сидит там, и никто об этом не вспоминает. Поэтому мы готовы придерживаться этих договоренностей и не объявлять никаких односторонних действий.

Что касается военных судов – нужно постоянно быть в контакте с нашими пограничниками. Они, пограничники, осуществляют там режим пограничный. И в условиях военного положения, я с трудом себе представляю, как военные суда там будут шастать туда-сюда, но в целом нам бы хотелось все нормализовать. Мы не препятствуем в том числе военным судам. Повторяю еще раз, в сентябре прошли суда с нашим лоцманом, и никто им не мешал – наоборот, только помогли.

«Урал», там есть табличка «Урал».

Р.Зыков: Добрый день!

Меня зовут Зыков Роман, уральское телевидение.

Владимир Владимирович, Вы говорите о том, что патриотизм должен быть нашей национальной идеей. Владимир Владимирович, а не пора это закрепить законодательно, не пора бы нам изменить Конституцию и там прописать патриотизм как национальную идею. Сейчас же национальная идея Конституцией у нас запрещена. Это первый вопрос.

В.Путин: Нет, просто запрещена идеология, как ведущая сила, а патриотизм никто не запрещал. Я услышал. Это предмет широкого обсуждения с общественностью.

Р.Зыков: И второй момент. Мы говорили о деятельном патриотизме, и меня волнует тема экологии.

Много денег выделяется на очистку воду, которая потом доходит до потребителей, но практически не выделяется денег на то, чтобы качественные трубы доставляли это и до потребителя, и потом сточные воды не загрязняли нашу природу.

К сожалению, 30 процентов сточных вод, канализационных, загрязняют нашу природу – это эксперты подтверждают. Не могли бы Вы обратить внимание, может, принять какой-то техрегламент для того, чтобы качество труб, которые доставляют воду нашим жителям, нам с Вами, было выше, и мы не загрязняли окружающую воду.

В.Путин: Это вопрос технических регламентов.

Конечно, Вы правы. Надо смотреть на то, что поставляется. Я согласен с Вами. Такая проблема существует. Но вопрос не только в трубах.

Вопрос в сбросе этих сточных вод, вопрос в их очистке. Это – глобальный вопрос, касающийся всей страны. Но здесь соответствующие решения у нас на самом деле приняты. Это касается и промышленности.

Переход на новейшие доступные технологии, в том числе предусмотрен действующим законодательством. Предусмотрены также и штрафные санкции за сброс неочищенных вод, да и, вообще, на отходы для тех предприятий, которые не будут выполнять этих экологических требований.

Это – комплексная проблема, которой мы, конечно, должны все время заниматься. Здесь Вы правы, согласен.

Что касается изменений в Конституцию, это предмет широкого общественного обсуждения.

Д.Песков: Владимир Владимирович, плакат «Россияне в опасности». Расскажите, какие россияне в опасности. Последний ряд. Покажите, Вы показывали Ваш плакат.

Х.Батукаев: Хамзат Батукаев, Чеченская Республика, телеканал «Грозный».

Во-первых, спасибо, что Вы обратили внимание на задние ряды. Четвертый час идет пресс-конференция. Только середина, спереди, первые ряды…

У меня личная просьба. Здесь есть гости из Латинской Америки. Они каждую паузу надрывно кричат: «Латинская Америка» – но никто на них внимания не обращает. Если можно, дайте, пожалуйста, им слово после меня, все-таки люди издалека приехали.

И теперь, непосредственно, Владимир Владимирович, сейчас, секундочку. Я уже забыл, что я должен был сказать.

В.Путин: Давай тогда из Латинской Америки.

Х.Батукаев: Тема серьезная на самом деле. «Россияне в опасности» – я так написал, потому что много наших тысяч соотечественников до сих пор находятся в Сирии, которые под тем или иным предлогом туда попали, но там и их дети, которые в принципе не по собственной воле там оказались.

Родителей приговаривают на длительные сроки, может быть, даже пожизненное наказание, дети, соответственно, остаются без родителей, без ухода, и эти случаи очень частые. Как бы их вернуть? Мы знаем Вашу принципиальную позицию по этому вопросу, то есть в дальнейшем как эту работу вести?

И, если можно, второй короткий вопрос. Первый Президент Чеченской Республики Ахмад Хаджи Кадыров, его одна из первых просьб к Вам касалась вопроса строительства аэропорта в Грозном, точнее, его восстановление.

Он был восстановлен, но с тех пор он в такой какой-то технической фазе находится, то есть он не до конца сделан. Сейчас идет обсуждение между республиканским Правительством с различными министерствами о втором этапе, видимо, есть какие-то проблемы.

Как бы можно было этому помочь? Но объективно Чечня сегодня развивается, у нас сотни тысяч туристов бывают, и у этого аэропорта мощностей не хватает.

И последнее. Вы знаете, Владимир Владимирович, у нас есть главный проспект, назван в Вашу честь, у нас строится сейчас, может быть, Вы это еще не знаете, Дворец дзюдо имени Владимира Путина.

Вы на выборах всегда получаете один из самых высоких процентов поддержки в регионе, могу Вам ответственно сказать, что чеченцы Вас очень уважают, поэтому хотелось бы пригласить.

Сейчас, по-моему, из Адыгеи или Карачаево-Черкесии Вас тоже звали, заодно, когда поедете туда, следующим этапом приезжайте в Чеченскую Республику.

В.Путин: Заодно в Чечню нельзя приезжать, надо специально ехать. Приеду обязательно. Это первое.

Второе – что касается детей. Это, думаю, самое главное все-таки. Мы же этим занимаемся, у нас целая программа возврата детей на Родину – в Россию, в Чечню, вообще на Кавказ, куда угодно. И этим и Рамзан Кадыров занимается. Мы это делаем и будем продолжать делать.

Что касается аэропорта, в том числе когда нужно, работает и в режиме международного аэропорта. Если что-то нужно дополнительно, Рамзан Ахматович придет, расскажет. Я посмотрю, что нужно сделать, просто не понимаю, что нужно сделать дополнительно. Он функционирует, аэропорт, но если надо что-то сделать, посмотрим. Хорошо? И спасибо за приглашение.

«Дружба народов» – вот там девушка стоит в кокошнике. Да, дайте, пожалуйста.

В.Павлюченко: Владимир Владимирович, здравствуйте! Меня зовут Валерия Павлюченко, я представитель Первого российского национального телеканала.

Насколько мне известно, Вы знаете о нашем телеканале, ведь он создан при поддержке Совета по межнациональным отношениям при Президенте. Как раз, продолжая тему нашей дагестанской коллеги, она говорила про этническую, межнациональную журналистику.

Мы молодой коллектив, скажем так, развивающийся телеканал, рассказываем об успехах регионов, по межнациональной тематике. И очень бы у Вас хотели попросить содействия, мы очень хотим стать информационными партнерами по реализации национальной политике. Можете ли Вы нам в этом помочь?

В.Путин: Смотрите, у нас же есть Совет по межнациональным отношениям при Президенте. Я обязательно попрошу коллег, чтобы они с вами связались, и чтобы у них была возможность вместе с вами поработать по этому важнейшему для нашей страны направлению.

Я вас всех поздравляю с наступающим Новым годом. Вы не сердитесь, нам уже действительно пора заканчивать. Спасибо вам большое за внимание, ваши вопросы. Искренне желаю вам всего самого хорошего.

Спасибо большое.

Прочитано 143 раз Последнее изменение Пятница, 21 декабря 2018 00:52

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Официально.Редакция

Все разделы

Клиника Ортодонтика - первый ортодонтический центр Москвы

This website is protected by RSFirewall!, the firewall solution for Joomla!

Библиотека СМИ

Подпишись и получи репортаж первым

Рейтинг@Mail.ru ->

Счетчик посетителей

Тиц и pr сайта Поисковый анализ сайта Яндекс.Метрика

Контакты

Адрес: Москва, 129164, а/я 36 с пометкой для "Лебедева А.А"

Телефон: +7 906 771 29 73

E-mail: paper@pub-ini.ru

Smartmailer-Form2
ПОДПИСКА
ХОЧЕШЬ БЫТЬ В КУРСЕ СОБЫТИЙ?
Подпишись на наши новости!
Email Address

Все права на материалы и новости, опубликованные на сайте:http://pub-ini.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Допускается цитирование без согласования с редакцией не более 50% от объема оригинального материала, с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал http://pub-ini.ru, до или после цитируемого блока. Портал газеты "Народная инициатива" © ИА ГВИП "Народная инициатива" Все права защищены . 2012-2016. Для детей старше 16 лет. Официально открыт 16 июня 2003 года. Третья версия сайта начала работу с 20 января 2015 года. Главный редактор Александр Лебедев. Сайт разработан Александром Лебедевым в 2003 году. Свидетельство о регистрации газеты "Народная инициатива"

Наш сайт собирает информацию о вас, которая необходима для работы сайта. Пользуясь сайтом вы соглашаетесь с согласием на обработку персональных данных. Согласие на обработку персональных данных.

 

Booking.com INT